i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 51)

Наутро мы с Ириной отправились в Ливадию. Из Алупки добирались автобусом. Потом пешком. Ливадийский дворец – ослепительно белый, стройный. Из-за белизны кажется больше, чем на самом деле. Вблизи дворцов я начинаю думать, что имею к ним отношение. Не то чтобы это мой дворец, но будто бы я в этих окрестностях не чужой. Даже помойку можно опоэтизировать. Там же, где красота от природы или создана людьми, способные чувствовать прекрасное растворяются в этой красоте. Они находят свой дом, путешествуют, перемещаются по пространству красоты. Не только внутри дворца (там мне больше всего нравится кабинет царя), но в пространстве, организованном снаружи.

Замечательно, когда красота, созданная человеком, не противоречит красоте природной. В Ливадии гармония человеческого и природного потрясает. На расположенной высоко над морем площадке раскинулся сливающийся с бело-голубым морем дворец. Вокруг клумб, окружающих сооружение, - парк.

Дворцовая церковь мне тоже очень нравится. Здесь стоял гроб Александра III. Здесь венчались (если не ошибаюсь) Николай II и немецкая принцесса, ставшая русской императрицей.

Мне плевать на сановнее венчание. Мне важнее Ливадийская конференция. Но буржуазность (делал дворец ялтинский архитектор Краснов) и уютная семейственность Ливадии мне не то чтобы нравится больше Воронцовского дворца, но, несомненно, ближе. Рядом с Ливадией у меня возникает такое же чувство, как возле Китайского дворца в Ораниенбауме. Один знаменитый грифончик с торцовой лестницы чего стоит! Люблю я его, заразу! Уж такой злой, такой маленький, что становится потешно.

Вход во дворцовую церковь - прямо напротив входа в итальянский дворик. Тоже верх буржуазности, респектабельности, в приятном для меня смысле. А в церкви – реставраторы. Двое из них работали, когда мы с Ириной вошли. Нас и было в церкви четыре человека – реставраторы (мужчина и женщина) и я с женой. Стояла стальная бочка для пожертвований на ремонт, закрытая на маленький замочек. Денег на реставрацию мы не пожертвовали, причем сознательно (церковные дела меня не трогают, а сами реставраторы показались мне какими-то уж больно благополучными). Зато ели чебуреки и пили холодное пиво в шалмане, расположенном у входа в дворцовый парк. Чебуреки были горячие, вкусные, с них тек сок, и я слегка обжег себе пальцы.

Ирине дворец понравился. Она, выйдя с внутренней экскурсии, долго ходила по окрестностям, раза три обошла дворец снаружи. Из-за этих гуляний мы и проголодались.

Обратно шли по «царской тропе». Эту берущую начало от самого дворца тропу пробили для прогулок Александра III. Николай II просил у Временного правительства оставить ему и его семье дворец, чтобы выращивать розы и гулять по этой ной дорожке длиной в 7 км. Хотел он также кататься на роллс-ройсе по окрестностям. Не прислушались к просьбам последнего монарха, и теперь по тропе гуляют парочки, похожие на нашу – простонародные, наевшиеся чебуреков и захмелевшие от морского воздуха.

Тропа же чудная. Какие виды (особенно на Ялту)! Там есть сосновая роща, есть гигантские нагромождения камней, скалы. А в роще – белки. Какие-то тетки догнали нас (а мы как раз разглядели на стволе дерева цикаду) и громко удивлялись, что это и есть та самая зверюга, которая издает такой необычайный звук.

На тропе Ирина раскапризничалась. Мол, она устала, а я ее не люблю, на море она согласилась ехать только, чтобы лежать на пляже, нужно было несколько дней провести на море и только потом ехать. Обычный репертуар. На тропе мы наткнулись на семью то ли баптистов, то ли адвентистов, которые сходу взялись нас агитировать. У меня начало портиться мое обычное ливадийское настроение.

Все устроилось, когда мы добрались до конца тропы и оставили баптистов-попутчиков. Видимо, это была Гаспра. В маленьком магазинчике, я купил два яблочка и 0,25 литров коньяка «Новый свет». И новый свет – открылся.

Наутро мы решили никуда не ездить, хотя была только видимость решения. На самом деле я давно все спланировал. Во что бы то ни стало показать Ирине Севастополь. Потом потратить день на Ялту. Еще в первый день, когда мы были на Ай-Петри, я успел купить билеты на автобус Симеиз-Севастополь. Купил на троих – с нами решила поехать мать.

Брат Олежка каждый день покупал в лавочке разливное вино. Утверждал, что оно самое лучшее. Без вина, мол, хорошо с семьей не отдохнешь. «Уговаривал» в день по литру-полтора и пребывал в расслабленном, благодушном настроении. Олежка либо разваливал свое объемное тело на лежаке, либо в модных очках, за которыми не было видно его пьяненьких глазок, солидно разгуливал по берегу в шортах, загорелый, с мощным животом. Не Олежка, а босс сицилийской мафии.

В пользе вина на море он постоянно убеждал жену Лену. Она не отказывалась от проповедей мужа, принимала на грудь стаканчик-другой. Вместе они спокойно взирали на вечные ссоры Юры-большого и Анечки. Те купались, сколько хотели, а Юра, уже рослый юноша, научился прыгать в воду, искал самые неожиданные места, откуда решительно кидался в море.

Миша не пил, делал зарисовки в блокноте. Он на юге все время рисует. Поднимается на верхнюю площадку сада и рисует там либо меня, либо Олежку. Мы стоим неподвижно, часа по два, в пыльных драпировках, изображая древних римлян. Миша, поджав губки, собрав глазки в кучку, остро, коротко тычет в холст кисточкой. Сначала у него только контуры, затем мы начинаем обрастать «мясом» красочных мазков, и тело постепенно «оживает». Мы истекаем потом, который струится под пыльными тряпками.

В этот день Миша был на пляже с блокнотиком. Олежка взял не литр, а два литра крепленого красного вина. Да и я, явившись чуть позже, принес литр. Ирина была со мной.

Выпив, Ирина и Олег ходили по бетонной набережной под ручку. С моря дул легкий ветерок, и беседа была приятной. Мощная, толстая фигура Олега и стройная фигура жены смотрелись очень органично. Босс и его девушка. Такими и остались их силуэты в Мишином блокнотике. Брат взялся объяснять, зачем нужна в Севастополе мама.

Я задержался оттого, что отправился с тележкой в верхнюю часть Алупки на рынок. На рынке, где отовариваются местные, все дешевле – огурцы, помидоры, лук, перец, картошка, тушенка. Особенно мне нравится магазинчик, где продают сало и колбасу. Они вкуснее, чем в России. И дешевле.

Верхняя Алупка – типичный советский городок с крупноблочными домами. В нижней Алупке узкие улочки, кривые лесенки, все окутано цветущими кустами и деревьями.

В верхнюю Алупку я шел медленно. Ел алычу, сливы, инжир прямо с деревьев. Затем решил выпить 100 грамм коньяку, чтобы не расстроился желудок. В общем, занимался любимым делом – болтался и с удовольствием наблюдал окружающую неспешную жизнь.

На рынке набрал всего. Украинское сало – изумительное, недорогое. Взял килограмма два. На рынке было тесно, душно, остро пахло пряностями. Тележка была переполнена, и приходилось лавировать (спускался я уже под гору) этим ставшим неподъемным снарядом.

В южном Крыму все так – либо в гору, либо под гору. Коньяк, естественно, давно выветрился, и я, кроме неудержимо стремившейся вниз телеги с провиантом, думать ни о чем не мог. Через полтора часа добрался до дачи. Необычайно ласковая мама сказала, чтобы я все оставил в комнате (она разгрузит припасы) и скорее бежал на море. Сама мама никогда днем на море не ходила. Только рано утром и когда солнце закатится.

Медленно (чтобы побольше побыть в одиночестве), прихватив в лавке вина, я отправился на море искать своих. Люблю ходить по дорожке, которая пересекает пальмовую аллею, усаженную розами. Ниже аллеи есть небольшой фонтан. В нем я обязательно мою лицо и руки.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Между прочим

    Владимир Леонидович Офаринов и я на встрече с партийным активом в селе Аликово.

  • Между прочим

    Приехал в деревню Иштереки Моргаушского района по просьбе жителей. Проблема серьезная, придется заняться.

  • Между прочим

    Встреча с руководством города Алатыря.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments