i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

За сундучком. 28. Развлекуха или порнуха?

В Чебоксарах, в Русском драматическом, - премьера. Театр забит (примерно одна треть зрителей - артисты, не занятые в спектакле, родня, знакомые). Из начальства - никого. Из журналюг - не видел (видимо, все сочиняют писульки в своих разделах Интернета). По балкону носился легкий Володин. Монументально взглядывал и оценивал ситуацию Кукин. В партере заметил Лосеву - хороша! «Шарады Бродвея», Мэри Орр, Реджинальд Дэнем (муж и жена, голливудские крепкие волки). Дэнем родился в конце XIX века, взял в жены молодушку Мэри (появилась на божий свет в Нью-Йорке, в 1918 году). Сочинение, проверенное временем. В 1950, в Голливуде, Манкевич поставил знаменитый фильм «Все о Еве» по этой пьесе. В этом фильме впервые мелькнула Мэрилин Монро. Проверено не только временем, но и Голливудом. В СССР (позже в России) историю про Марго Ченнинг играли и в столице, и в провинции. Даже в Театре Красной Армии - великая Касаткина. Проверено Советским строем, да и в современной Эрэфии пьеса идет не зря. Хоть немножко, но дает денюжку. В Чебоксарах денюжек на культуру выделяется мало. Коллективы театров, певцы и танцоры филармоний должны стрелять без промахов - и обеспечивать доход. Сельские клубы давно либо развалились, либо могут заниматься чем угодно - экспериментировать, не имея ни копейки денег. В конце спектакля, когда понесли заготовленные (чересчур скромные) букетики цветов, на сцене появился главный режиссер Русского театра, расположенного в Чувашии, - армянин Восканян. Мужчина крупный, усатый, темный кожей и одетый просто: джинсы, свитерок. Так позволяют себе одеваться страшно моднючие модельеры - вокруг блестящие красавицы в изобретениях маэстро, а вот и он - в штанишках с чужой попы и стираной хэбэшной маечке. Великолепный рекламный ход: зачем мне одеваться прилично, я и так все сказал придуманными нарядами. Вот и усатый Восканян скромен: пьеса поставлена безупречно, сам я практически Товстоногов с Игорем Олеговичем Горбачевым в одном флаконе - могу себе позволить темный вид и скромное обаяние весьма потрепанных джинсов. Удался ли выстрел пьесой (об искусстве театра здесь речи нет - пьеса так заезжена на всех театральных перекрестках, что говорить о каких-то прорывах и находках - не стоит). В кассу - да, а вот что коллектив получит из кассы? Сценическое оформление - копия «Мастер и Маргарита» в Московском МХАТ им. Чехова. Кто не знает - скажет: «Очень недурно». Главные герои поют. Песни приличны. Голоса несильные, с вокалом мало работали. Танцы полуголых девиц (видимо, из-за того, что на девицах не одето, в рекламе спектакля в кружок взята цифра 18 с плюсом). Можно было бы ничего не писать - актрисы пляшут несмело и не зажигательно. В Питере, в цирке Чинизелли, малыши радостно орут и хлопают, когда девицы в блестящих бикини и в розово-голубых перьях, под грохочущий джаз, вызывающе, резко, задорно выставляют попки - ножки - грудки - ручки и так, и этак. Даже я, старый обалдуй, притопываю и прихлопываю. Восканяну надо бы сначала в простой цирк (хотя бы на Цветном) сходить, чтобы поучиться работе с кордебалетом. В общем, несмотря на неплохо пошитые костюмы для девочек, призванных показать «развратную» Америку, зрители откликались аплодисментами слабее всего именно на полуголых див. В дополнение к конфузу самая высокая и статная девица (можно сказать - красавица) была самой вялой, неактивной и все спотыкалась (не хотелось бы использовать термин «дылда»). Лучше бы не пели и не плясали - быстрее бы пошло действие. Об идеологии пьесы не думает никто. Сочинение голливудских авторов - точная калька с проверенных-перепроверенных (а как же - касса!) образцов английского производства. В «Шарадах» нетрудно узнать Моэма, роман «Театр». «Ноги» Моэма растут из Бальзака. Бальзак преклонялся перед аристократией, уважал крестьян и ремесленников, но люто ненавидел самый пошлый класс - буржуазию. Моэм же шел на компромисс. Его занимательные рассказы, его банальные, но остроумно сбитые тексты драматических сочинений - это и есть компромисс. Его последователи (и Орр, и Дэнем, и десятки голливудских и бродвейских писак) ни на какой компромисс не идут. Они не понимают - между кем и кем он должен быть - для них он и есть пространство жизни. Все бродвейско-голливудское из викторианской эпохи Великобритании. При королеве Виктории страна была так велика, что казалось, империя будет вечной. Империя позволяла (из-за своей силы) различным писакам клевать и пощипывать ее слоновью кожу (Шоу бил по ханжеству, Голсуорси - по стяжательству, Честертон лупил по самой истории, Уэльс - был против ее предрассудков и дубовой глупости). Были еще Беннет и поздний викторианец (врач по профессии) Моэм. От Моэма (аристократа, презиравшего буржуазию) эстафетная палочка была переброшена в США. А там - Теннесси Уильямс, Артур Миллер и различные Дэнемы. Вставала новая империя (по конструкции гораздо проще, чем Великобритания). Эту слабость и нужно было показать, в том числе и в Чебоксарах. Но творится нечто странное - «Преступление и наказание» - премьера. «Шарады Бродвея» - тоже премьера. С кем вы, мастера культуры? Понимаете ли вы, что лоб в лоб сшибаете две абсолютно противоположные культурные традиции, не разобравшись толком ни в одной из них. Оттого зрителями премьера была встречена весьма скромно. Несмотря на великолепные наряды Ларисы Родик (Марго Ченнинг) и довольно эмоциональную игру Валова (Ллойд Робертс). Хотя тот же Валов в откровенной «развлекухе» («№13» Куни) выступил куда как сильнее.

Tags: За сундучком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments