i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Сундучок зеваки. 83. Когда раскопают медную женщину

Умный Сталин знал: вопросы эстетики. На Руси проблема прекрасного и безобразного суперактуальна. Среди мужчин, после стакана - особенно если на дворе - революция (не кризис, кризис миновал, но поднимать страну из руин нужно было новой власти). Стакан вернули быстро - не проблема, товарищ Рыков. А вот с красотой сложнее. Понятно - хор Пятницкого и балалаечники Андреева. Церковь (иконы и пр.) не подходила с идейной точки зрения. Дворяне - разночинцы: передвижники, идеал - А. Иванов); монументально-декоративная (смычка с импрессионизмом: П. Кузнецов, Борисов-Мусатов, Врубель, Серов и пр.); промежуточная линия - «Бубновый валет», «Мир искусства», «Союз русских художников». Не густо. Умные люди (А.В. Луначарский любил фресковую, монументальную живопись П. Кузнецова) понимали: трындите про новый мир, будьте добры, постройте его образно-выразительный ряд. Строить что-то новое и не нужно было. Неудачная русская буржуазия ничего нового изобрести не сумела (все во Францию ездили закупать по нищим чердакам импрессионистов, да строить в Москве модерновые особняки - даже в Чебоксарах есть такое). Не плодить же новой власти подобные уютные гнездышки - квартирный вопрос нужно решать. Как в Древнем Египте - нечто пирамидальное, но не для одного фараона (хотя мавзолей - бессмертное творение в древнеегипетском стиле Щусев все же сумел органично впихнуть к Спасской башне). Огромные дворцы культуры - гляньте на ДК им. Горького в Питере, на Васильевском, для огромных масс бездомного люда. Идея - чтобы поспать, хватит и маленькой комнатенки, а чтобы покушать, постирать, пообщаться - это пожалуйте в огромные столовые, громадные механизированные прачечные (на Западе идею украли, а что у нас стырили - не говорят, собаки). Циклопические клубы и пошивочные мастерские. Смеются над товарищем Огурцовым (И.В. Ильинский). А что это был за гигантский дворец, в котором порхала Люся Гурченко (ни слова об этом не сказала - знала: буржуйское телевидение старушке денег не даст). Соответственная должна быть скульптура. Умное советское руководство смотрело - Голубкина? Не очень. К тому же все эти, из «Бубнового валета», - кто во Франции ошивался, кто в Мюнхене (та же Голубкина). Мухина - хорошая девушка. Достойна трудиться на страну Советов. Коненков - хитроват, мудроват - но пусть живет. А.Т. Матвеев - хорош, с Древней Грецией дружит. Матвеевские статуи пластически существуют один в один с Никой Самофракийской и Венерой Милосской. Сталину ближе было Матвеевское. Но - Ильич. Прежде чем объединиться - нужно разъединиться. В 34-м году делали классную книгу - Сталин о Ленине. Оформитель - А.М. Родченко. Идите в Третьяковку. Любуйтесь. Художник. Оформитель. Рекламщик (один из ведущих в мире - большая медаль на Всемирной выставке в Париже, 1925 год). Один из лучших (до сих пор) дизайнеров. В Мюнхены-Парижи не ездил. Родился в Питере, а родной считал Казань. Там жил, там окончил художественную школу, а учил – «американец» Фешин. Фотки лысого Маяковского с папироской - его! Лиля Брик, выпучившая круглые глазищи (оформление книжки «Про это»), - тоже он! Осип Брик в круглых очках (в одном стеклышке горит наглое «ЛЕФ»). Минут сорок смотрел в Третьяковке воссозданную в натуральную величину модель рабочего клуба, представленную в Париже. Сталин посмотрел на Радченко, сказал: он будет и про Ленина, и про Беломорско-Балтийский канал. У вас ведь все конкретно, товарищ Родченко, - деревянные бруски встык, одна плоскость - фанерная, ее режет плоскость оцинковки, а прямые черные проволоки разбегаются в стороны от этого взаимопроникновения. Да, товарищ Сталин, - отвечает Родченко. - Что же вы, ничего не построив, уже все ломаете? - Не ломаю, товарищ Сталин, а создаю новый пространственный базис для принципиально нового мира. - Ладно, пробуйте - только когда перейдете к созиданию нового мира на этом базисе - про людей не забудьте, позовите. И Матвеев с Коненковым были слегка отодвинуты. Я это к скульптуре женщины-матери, что стоит, подняв руки, возле здания Художественного музея в Чебоксарах, на улице Калинина. Между рук бьется алое полотнище, поддерживая серп и молот. Пройдут века, и пески истории занесут Чебоксары. Женщина - городская защитница - будет поглощена глубоким илом сменившей русло Волги. Какой-нибудь китаец (слившийся с корейцем) вдруг откопает женщину-мироносицу (хорошо, если серп и молот сохранятся, но непонятно - женщина с молотком или с одним серпом) и скажет: великая была страна. И город, видно, нехилый тут стоял. Великие традиции. Женщина воздела руки кверху, как на росписи Виллы Мистерий близ Помпеи. Нет, скажет женщина китайца-корейца, - как богиня со змеями, найденная в Кносском дворце. Или как на крышке ларца в гробнице Тутанхамона, мол, Тутанхамон с женой. Жена - вылитая девушка с серпом и молотом, что открылась нам. Нет, как древняя индейская женщина, найденная в Капане англичанином Стефенсоном - закричат оба. Гулко отзовутся голоса китайцев-корейцев в медной статуе. Мудро улыбнутся с небес Сталин с Луначарским.

Tags: Сундучок зеваки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments