i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 48)

В Симеиз вбегаешь через владения татарской общины. Мечеть окружена обширным двором. Во дворе сооружены деревянные помосты под легкими укрытиями. На помостах – ковры, низенькие столики, расшитые валики. Солидные мужчины пьют чай. Есть место для большого казана. Ворота общины выходят на широкий перекресток – старая крымская дорога пересекается с дорогой, ведущей к верхней, основной крымской трассе.

Получается что-то вроде широкой площади. С одной стороны лотки, укрытые полосатыми тентами. С них татары торгуют овощами, фруктами, орехами, медом, красным крымским луком. С противоположной – угол старинного дома с полукруглой мансардой. За ним высится минарет мечети. С минарета, через громкоговоритель, раздается протяжный голос муэдзина.

И над всем этим – над минаретом, желтыми домиками, вершинами кипарисов и кронами каштанов – с неимоверной мощью поднимается ввысь седой, изломанный горный хребет. Горные кручи отвесно взмывают из густого леса. Деревья неразличимы. Далеко. Все сливается в мохнатый плащ, словно брошенный к подножью гигантских круч. Серое на бледно-голубом.

Гряда бежит к главному украшению, господствующему над местностью – зубчатой короне Ай-Петри. Этот вид в моем беге – награда. И когда я направляюсь в Симеиз, и когда возвращаюсь в Алупку. Задыхаясь, обливаясь потом, ручьем струящимся по спине, я приберегаю взгляд для этой роскоши. Завидев издали минарет мечети, наклоняю голову. Выбежав на перекресток перед татарским рынком, резко поднимаю ее. И вот вид редчайшей красоты. Вкатываюсь с площади в узкую расщелину между старинными домиками. Бегу, а у самого голова поворачивается к горной гряде, нависшей над городом. Держу в глазах это чудо до самого последнего момента.

По дороге к Симеизу все красиво. Незабываем каждый уголок. Все портит, конечно, затянувшаяся стройка «ющенковского» дворца, но и перед самим ее забором дорога «вылетает» на круглый «пятачок», буквально «взвившийся» над бескрайней морской далью.

С утра горизонта не различить. Море растворяется в бледно-голубых небесах. По единому полю неба и моря разбросаны едва различимые черточки» проплывающих далеко-далеко от берега кораблей.

В самом Симеизе разворачиваюсь в обратный путь на центральной площади, перед автовокзалом. Площадь маленькая, всегда забита автобусами, людьми. Мужики в шортах. Женщины в халатиках. Дети в трусах и панамках. Крики, гам, автомобильные гудки. Тут же куча магазинчиков, кафешек, частных гостиничек.

Пронырнув между автобусами, добегаю до верхнего угла площади, с которого главная городская улица идет в центральный парк к морю. Там, на углу, лавчонка, уставленная холодильниками для напитков. Стены у холодильников-автоматов стеклянные, стоят они в ряд под тентами. Так что получается большое зеркало.

Бегу и отражаюсь в стеклах. Разворачиваюсь – и вновь отражаюсь. Любуюсь собой. Широкой грудью, ногами со вздувшимися мышцами. Важно увидеть, насколько меня пробил пот. Сверкаю ли я на солнце, как древний спортсмен, в красе и славе.

Если правда, что, отразившись, твоя тень навсегда остается скрытой в слоях отражавшей поверхности, то тень моей сверкающей в лучах солнца фигуры навсегда поселилась меж запотелых банок с кока-колой и пивом.

Впрочем, теперь там обитают тени двух фигур – моей и брата. Выглядим неплохо. Он в белых трусах. Я в синих. Я, правда, чуть лысоват. Но для крымских зрелых дам – в самый раз. Тела наши (а торсы-то голые!) сверкают на солнце. На ногах фирменные кроссовки.

И вот эта пара великолепных лошадок рассекает площадь, заполненную пестрой толпой. Лица сосредоточены. Ноги волосаты. Миша неплохо выдерживает дистанцию.

В чем прелесть медленного бега? Когда мы смотрим на оригинальную, не знакомую нам вещь, то хочется взять ее в руки и повертеть, потрогать, внимательно оглядеть со всех сторон. А если ты оказался в незнакомой местности? В руки ее не возьмешь, не повертишь. Но можно не спеша обойти (какое это замечательное занятие – ротозейство!). А еще лучше обежать. И тут уже сама местность медленно вращается вокруг тебя. Открываются все новые детали. Один и тот же вид каждый день или в разные периоды дня – уже другой. В нем открывается что-то новое, неизведанное. Можно вертеть вещь в руках перед глазами. Но не менее интересно «вертеться» внутри «вещи» - нового места, времени суток, времени года.

Неторопливый бег по старой крымской дороге доставляет такое же глубокое наслаждение, как и разглядывание какой-нибудь красивой, дорогой для человеческой памяти, вещи.

Эстетика не идеальна. Навстречу попадаются отдыхающие в плавках, купальниках, с детьми, без детей, с надувными матрасами, кругами, мячами, крокодилами. Трогательны пузатые отцы семейств, бредущие вслед щебечущим женам с детьми. Некоторые помилованы – в руках у них запотелые бутылочки с пивом. Но большинству не достается ничего. Они, в китайских панамках, тащат пузатые надувные матрасы, а в это время долговязая дочь-подросток что-нибудь канючит. Энергичная, толстенькая мамаша с шустрым пацаненком бодро шествует впереди, укутанная разноцветным сари.

Китайские мотороллеры. Местные пацаны – в шортах и шлепках – снуют в поисках постояльцев. По обочинам сидят тетки и деды. Рядом – объявления о сдающихся углах, комнатах, квартирах, целых домах.

Перед крутым подъемом вдоль забора «ющенковской» дачи, чуть в глубине, в тени шелковичных деревьев расположен невзрачный магазинишко. Магазинчик «для местных» находится в самой середине пути между Алупкой и Симеизом. Возле входа на старых, продавленных диванах сидят выпивохи. Потертые жизнью мужчины в льняных кепках брежневской поры, в майках на бретельках и вольных по фасону брюках. Кожаные сандалии в дырочках. Или войлочные тапочки. Завсегдатаи сидят в благоуханной тени. На столике перед диванами – бутылочка початого портвяшка. Либо пивко и местная сушеная рыбка – бычки. Каждый год эти добрые люди приветствуют меня, пробегающего мимо, добрыми возгласами. Фразы обычно просты. Что-нибудь вроде: «Динамо бежит?» Или: «Мужик, не мучайся, присаживайся к нам!»

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 460)

    В Москве генералы долбят стены. А долбит кто? Наши, из Чувашии. Оклеивают обоями с позолотой. Ремонт каждой квартиры должен делаться с согласия ЖКХ.…

  • Заметки на ходу (часть 459)

    Так же и с властью. Она, власть, после жизни самой по себе, жуткая приятность. Но - все вранье в человеческой жизни. Изначально – смерть. Потом…

  • Заметки на ходу (часть 458)

    Родня – она разная. Сейчас и не смотрят – родня – не родня. Плюют. Но в провинции это есть еще – пусть и плохой, но свой. Это все ужасно давнее.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments