i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Сундучок зеваки. 72. Чулочка-трикотажка

Чулочка–трикотажка. 20 градусов мороза. Раздавленная воронья тушка на дороге. Другая – пока еще живая ворона, ловко увертываясь от колес автомобилей, рвет окоченевшее мясо трупа черным безжалостным клювом. Наблюдаю. Оторван большой кусок – летят черные перья, серый пух – падальщица недовольно каркает, отскакивая от очередного автомобиля. По скользким тротуарам пробираются укутанные в нечто невообразимое пожилые тетки. Физиономии людей – застывший лик зла из древнегреческих трагедий. Зимой, в сильный мороз, мужики будто вымирают. Их – не видать. Редко бледный юноша в пальтишке, смешно подпрыгивая на тонких ножках, пронесется в морозном тумане. Женщины же – царицы холода. Шапки-нахлобучки и платки-душегреи. Обильные по материалу обертки для тел. Непременные штаны, а под штанами, как на капусте, многочисленные гамаши-теплохранилища. Некоторые тетки в последнее время повадились натягивать китайские огромные ботинки из кожзама – искусственный мех, словно пена из пивной кружки, прет на свободу через толстые черные шнурки. Эти человекосооружения не выдерживают никаких траекторий. Идет в середине протоптанной, скользкой дорожки. Иди себе. Так нет. Тряпки, навороченные на руки-ноги, будто распухают от стужи. Тело колдыбается из стороны в сторону – ни обогнуть, ни обогнать. А если у этого зимнего броненосца в руках еще палка? То она этой палкой ткнет вправо, а то – влево. Ходят парами. Тротуар тогда и вовсе перекрыт наглухо – как площадь аль-Тахрир во время «арабской войны». Любят наши стареющие дамы гулять с собачками. Тут и вовсе караул. Лохматая стервоза мечется возле слоновьих ножищ хозяйки, тявкает. Маленькая кубышка контролирует территорию в десять раз большую, чем она сама. Ряды: стужа – женщины-многослойки с недобрыми лицами – туманная траектория движения. Закрытая фабрика – ворона, жадно рвущая мерзлый труп другой птицы, несмотря на смертельную угрозу. Сотни тысяч брошенных детей (инвалидные детдома) – в России таких усыновляют мало – зажиточные американцы русских детей-инвалидов берут в свои семьи тысячами. Некие мерзавцы утверждают, что американцы из-за этого добрее наших упакованных теток, – ничуть. В Америке тепло. В Америке – сытно (три года второй фронт против Гитлера никак открыть не могли, выгадывали - кто кого - сколько за эти три года детей покрошили на фарш гитлеровские вояки). А сколько разрушено детских домов в Югославии, в 93-м. А в Иране? Ливии? Афгане? Не надо болтовни про добрых американцев. Они не добрее наших. К тому же – проблемы полового свойства. Что-то там у них не то после транквилизаторов, кока-колы и Биг Маков. Дети – свои – никак не получаются. У нас – мороз, всему голова, и универсальный успокоитель социальных страстей. Обезумевшие пенсионеры, не желая закоченеть, немедленно выкладывают за квартиры гигантские суммы: полпенсии, две трети. Надо будет, принесут в жертву ненасытному чудищу (мороз-красный нос) и всю пенсию. Остальное - вода, хлеб, соль. Себя бы прокормить. Ну, одного, редко – двоих детенышей. Какие уж тут приемыши. Какие тут инвалиды.

Те, что работают, – словно жадные вороны. Пока живы. Рвать мясо с трупа любимой Родины – любой ценой. Только себе. И сейчас. В следующее мгновение будешь раздавлен безжалостными колесами бесчеловечного существования – пусть! Но это в следующее мгновение. А пока – рвать, что можно. Вскрыты вены страны – нефть, газ, золото, лес, пресная вода - вытекает навсегда в неизвестном направлении. Высасывает последнее – сам народ: половина укуталась в толстые тряпки и разгуливает с бешеными собачками. Половина (не рабочий ли класс?) жадно слизывает капельки земной крови, растекшиеся по хозяйскому столу. Чулочку-трикотажку не жалко никому. Коллектив разбежался, как недружный экипаж с ржавого судна. Кто-то говорит: медленное улучшение жизни. Надо работать с теми, кто есть. Другого народа нам не будет. А будет вечный, безусловный хозяин – мороз.

Tags: Сундучок зеваки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments