i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Сундучок зеваки. 69. Голова на блюде

Хоть бюсты Мухиной, хоть Коненкова – все видится окровавленная голова «Иоанна». Высокая культура греков – мраморные головы мифологических героев, богов, царей и мыслителей. А топором по шее? Вот вам человеколюбивое христианство – две бабы увивались возле царствующей особы. Молодая сплясала – голову отрубили. Кровища, ужас, впалые щеки Крестителя. Голова на блюде – не потаенный ли ответ так называемых «бедных» христиан грекам и очарованным греческим искусством римлянам? Христианство, как ответ – вещь страшная. Ну, а греческие головы – откуда они? Оттуда, откуда одноглазые чудовища, полубыки-полулюди, полукошки-полуженщины и змеи-волосы. Манящий мрак мира. Противостояние белого мрамора мертвой головы мертвой же голове первого непорочного рожденного (Иоанн появился на полгода раньше Иисуса и тоже в результате платонических контактов некоей девицы с Архангелом) – вот «растяжка» истинно человеческого. Ужасно, зато наглядно и определенно. И соплистого киселя баек и россказней по Афину и ее родни (бедная башня Зевса!) - безусловное противостояние крови и мрамора, тепла и холода. Заиграл сюжетец, сработал на конкретного человека – тут вам и литература (ужасно, что в итоге оказался Сорокин и этот, как его – Мураками). Здесь вам попытка человека выставить венцом творения, царем природы. А кто же он еще, если изобрел эдакую рогатину: греки- христиане, лютую растяжку (будто две лошади разрывают тело казнимого): абстрактный идеал – человеческое воплощение. С тех пор в темноте вселенной скачет человечество от одной лютой растяжки до другой. Лезет по бесконечному обрыву, зная, как крепко вколотить в щель железный костыль, но не ведающий, зачем и куда приползет. Канаты все крепче, костыли и ледорубы все прочнее, а неясность цели восхождения все очевиднее. Один говорит – война неизбежна, ибо нет сил терпеть неизвестность. Не противоречие между капиталистом и рабочим, но между пятым технологическим укладом и шестым. СССР развалился, не сумев приспособиться к пятому технологическому укладу, а нынче начинает задыхаться Китай, ступив одной ногой на шестой уровень развития. Да нога-то венозная, огромная, синяя – почти полтора миллиарда. Кто-нибудь простит Штатам, что на шестую ступеньку они взобрались – а на других плевали? Никто не простит. И, прежде всего, собственные нигеры, латиносы и индейцы из племени команчи. В Советской стране была такая хитрая растяжечка: интеллигенция техническая и творческая. Гениальный ход красных вождей – вечная российская деревня была допущена в мир техники. Кто-то умный надумал МТС (за это, правда, пришлось платить коллективизацией – но все умное и ценное в истории стоит большой крови). В ряды красных влилось пятьдесят тысяч русских офицеров. Война-то, после нападения четырнадцати держав (даже румыны!) в 18-м на Совдепию, была никакая не Гражданская – самая что ни на есть вторая Отечественная (после 1812 года). В 41-м – третья. Тяжелое ядро «народа земли» - крестьяне – покатилось куда надо: осваивать силы природы. Аэродинамика, материаловедение, почвоведение, химия, хирургия, ботаника, ветеринария, санитарное дело. Ресурс страна черпала в крестьянском море. Вырывались огромные куски мяса из народного тела. Так ведь в сказке так и было: Орел несет Ивана ввысь, а Иван Орла кормит собственным мясом – иначе гибель – и Орлу, и Ивану. И вот вам – атомная бомба. Вот вам – человек в Космосе. Вот вам – суда на подводных крыльях и ужас Запада – СС-18 («Сатана»). Разве плоха была атомная подлодка «Комсомолец»? Техническая интеллигенция из народа вышла, народ и обслуживала. В ледяной России сочиняли не побрякушки, типа роскошных «мерсов», а сверхпроходимый МТЛБ, который, при случае, превращался в универсальный гусеничный тягач, прущий по тюменским болотам. Творческая интеллигенция обслуживала не народ – политическую верхушку. Итог - перевертыши, приспособленцы, жадюги и предатели. Обидно – деревенщики, писатели и поэты. Разум народа «встал» враскоряку: и те умные, и эти. Распутины и Беловы (не желая этого) встали на сторону «тех». Их писания нанесли по стране больший удар, чем писульки про солдата Чонкина. Кончилось время, когда деревню можно было усмирить соблазном: «Молодежь – на самолеты». Деревня – планета дикая. Сельского человека усмирить также невозможно, как селу мать-природу. Уйдут, как индейцы, из «Пролетая над гнездом кукушки» Формана-Кизи. В космонавты брали сельских парней. Голова Андрияна Николаева на пересечении улиц Ленина и Николаева же. Красный мрамор столкнувшихся тяжких стягов. На ребре одного из них – голова Андрияна (ваятель помнил об Иоанне?). Огромное, тяжелое ядро шлема. Вот-вот тяжко покатится в расщелину между двух бурых глыб. Но, крестьянский ржаной колобок еще держится. Еще мгновение – и исчезнет.

Tags: Сундучок зеваки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments