i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Сундучок зеваки. 65. Мир-Луксор

Нелепость. Луксор – древняя столица Египта. Голливуд – фабрика грез. Потребление его продукции в неестественных местах. Какой к черту Луксор в полупустынях Калифорнии. Двойной удар неестественности: сказки на целлулоиде – левый хук. Неестественная роскошь кинозала, сбацанного под древний Египет – удар справа. Понятно – пирожные. Или пироги с яблоками. В Штатах все сладкое - чрезмерно, все ужасное – всеобъемно. Зачем пирожное – один крем. Зачем пироги – один яблочный джем. Американцы особенно толсты не от фастфудов. Их десятилетиями разносило от неестественной духовной дребедени. Стали они рыхлыми, белыми. Огромные задницы. Тяжкие окорока бедер. Маленькие ручки. Узенькие плечики. Неестественные в полноте нью-йоркские нигеры. Еще хуже белых. Нигер и Америка. Придумать что-либо более несовместимое трудно. Дикость – черный раб, вдруг обретший странную североамериканскую свободу нищих. Тысячелетиями ничего не делали в своей Африке. Охотились. Размножались. Дрыхли под пальмовыми листьями. Белые. Корабль (в трюме вымирало две третьих). Дикие работы на плантации. Бичи надсмотрщиков. Собачья похлебка. Новый Орлеан. Теплые ливни. Богатые белые и ненависть к рабовладельцам. К индейцам тоже. Кто-нибудь слышал о братском союзе негров и индейцев в борьбе против белых пришельцев? Белые оборванцы и бандиты из Старой Европы расстреливали дикарей – команчи и сиу, - как скот. Если бы у негров были винчестеры, а белых бы не было, то, сдается, нигеры мочили бы краснокожих еще яростнее, чем потомки испанских идальго и французских шевалье. Страна без истории. Страна уворованных сюжетов и сомнительных изобретений в области комфорта, вредного, как кока-кола с сахаром. Страна наркотического сна среди стеблей кукурузы. Страна смерти. Над пропастью во ржи. Русские – нерасчетливость и ярость. Все на авось, даже гибель. Американцы – истеричный страх смерти и страдания (отсюда придурковатые фильмы-ужасы, психоаналитики, юристы по бракоразводным процессам, таблетки валиума и кокаин. Что за страна, в которой жрут только кремовые розочки, а торт швыряют псам. И - вот это: Луксор. Пантеон. Колизей, а в них не желающие старости Грета Гарбо и Вивьен Ли. Достоевский собирался убавлять русского человека – только широко. Американец Тим Бертон из Достоевского сделал действительно универсального парикмахера – попудрил, подкрасил, скомпоновал, умял. Получился – Эдвард – руки-ножницы. В Европе пыжатся. Приезжает в Штаты автор «Элемента преступления». Все уплотнил, придумал, новыми формами и ракурсами забил и мозги, и душу. Бери. Пользуйся. Я же гениальный парень – и мне не жалко моего творчества, предельно нафаршированного ужасом. В США из всего этого ширтана брезгливо выковыривают жиринки, и получается «Сердце ангела», а еще хуже «Схватка». Бьется европеец, злится – вот вам «Танцующая в темноте» (несчастные американские полицейские). Вот вам «Догвиль» (с великолепной Николь Кидман), а вот вам «Мандевиль» со всей правдой об африканских рабах (и с брутальным Уильямом Дефо). Ноль внимания. Фунт презрения. Все европейцы, австралийцы и даже латиносы в Америке почему-то чувствуют себя обязанными кому-то что-то доказывать. Милош Форман – практически гений, а корячился так же, как итальяшка Чарли Чаплин или австралиец Мэл Гибсон. Зачем? Сами не знают. Не выдержал даже сицилиец Мартин Скорсезе – все документальные фильмы про европейских рок-звезд снимает. Вот недавно про Джорджа Харрисона и его патлатых индийских гуру. Я знаю, что американцы не враги. Они просто беспощадные, другие, но и у меня сердце подло и сладко сжалось, когда Билл Клинтон, вместе с племянником, вышел поприветствовать великого Мика Джаггера. Сказал пацану: «Смотри и будь счастлив. Сейчас ты услышишь бесподобных музыкантов – «Роллинг Стоунз» (у Скорсезе). Предательски поверил саксофонисту толстой Моники и подкаблучнику Хилари. Старость. Выбирай – либо самая сладкая розочка с торта (торт – псам). Либо розочка так называемому «человечеству», а себе черствую горбушку. Легкий выбор в пользу сладенького. Иллюзия – близка.

Чебоксары. Двадцать пять градусов мороза. Сквозь заиндевелое окно троллейбуса проплывает кинотеатр «Луксор». В фальшивых лампочках и со сказочкой для сорокалетних мужиков и их юных жен (третьих по счету). Добро пожаловать в мой ночной кошмар. 3Д. Сказочка – «Хоббит».

Tags: Сундучок зеваки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments