i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 493)

Я политический боец. Колыхнулось что-то в душе. Захотелось выйти перед французскими страдальцами за буддистов и сказать: «Fuck you». Чувства быстро угасли. Все мирно. Бескрайняя толпа с цветными флажками мирная. Участников подвозили в автобусах. Полицию подвозили в бронированных фургонах марки «Ситроен». Полиция несколькими цепями окружила толпу.
В сувенирных ларьках – брелочки в виде Эйфелевой башни, платки, кепки. Стало хорошо. Вольно вздохнул. Прошелся молодцом и гоголем. Растопырил ножки в вельветовых штанах и попросил китайских девушек, болтавшихся неподалеку, сделать несколько снимков. Девчонки хихикнули, но снимки сделали. Получилось так: Эйфелева башня растопырила ножки, я растопырил ножки, а вокруг полицейские. С расставленными ногами.
Мне повезло. Франция на халяву. Не на халяву, конечно, но все же. Здесь придется ответить на некоторые вопросы. Уяснить вещи, которые позволяют жить. До пятидесяти лет две вещи – любовь и красота - помогали мне. Любовь и красота не были понятиями абсолютными. В мире нет абсолютного.
Известно, что прекрасное рождается из соотношения реального и идеального. Идеальное - это когда мы с бабулей гуляли в Екатерининском парке, в Царском Селе. Идеальное открывалось на шкафу, в родительской спальне, где обнаружил свернутые репродукции классических картин. Идеальным был Урал солнечным летним днем, когда горячий песок жарко ласкал ноги, а плечи гладили ветви ивняка, раскинувшегося по берегам. Годы бежали, складывались в десятилетия, и идеального становилось все меньше, и все грубее, мстительнее, беспощаднее вылезало реальное.
Истончалась любовь. Она стала, как трухлявое дерево. Труха – это жалость и привычка. Чем тоньше сердцевина любви, тем тише звучала музыка идеального. Беспощаднее, жестче, непримиримее приходилось бороться за эти остатки. Исчезнут последние следы любви и красоты – кончится жизнь. Не станет смысла.
Механизм параллелей: можешь идти разными дорогами – опускаться и подниматься по несовпадающим плоскостям. Поля, горы, холмы, но окончания этих дорог одни и те же. В остатке, в итоге сложения разных плоскостей, по которым пролегли твои дороги, выйдет одна равнина твоей убогой жизни.
Но что-то создает возвышенности жизни! Что разнообразит ландшафт твоих блужданий? На чем конструкция держится? Главные впечатления детства имеют смысл, на что-то указывают? Казалось, что лучшие впечатления жизни указывали на красоту и любовь. Эти вещи кончаются – кончается жизнь. Смысл «пересыхает».
Вдруг показалось, что как ни различны плоскости блужданий, неизбежен итог их сложений – простая невысокая плоскость. Но осталось место для прорыва наверх, туда, где любовь и красота могли сиять. Свет должен быть чудесным. В Париже ничего абсолютного увидеть не удастся. Но уровень итоговой плоскости бытия повысится значительно.
Даже Ирка, даже М. не смогли бы выше «приподнять» мою жизнь. Эрмитаж, Третьяковка и Русский музей сделали для меня, что смогли. Надежда на Лувр и Версаль. Что до любви, то это будет до конца Ирка и воспоминания про М.
Любовь явила себя во Франции оригинально. В Париже зацвели яблони. Забегая вперед, скажу, что позади собора Нотр-Дам расположен яблоневый сад. Он весь белый, словно кипел белыми цветочками от радости жизни. Возле собора находился двухэтажный особняк. Он мне понравился. Домик из сказки. Тоже в белом цвету.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments