i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Крым. 2 - 18 августа 2017. 67

Улица, берущая начало за Концертным залом, многолюдна. Особенность крымских городов: отсутствуют бомжи, и пьянь не столь агрессивна. Наблюдаю за теплой компанией: стоячий столик, вино - и не портвейн «Три топора». Мужики, хотя и небритые, пьют красный крымский портвейн (бутылку крымского же хереса уже «приговорили»). Яблоко, порезанное дольками, брынза, белый хлеб. Разговор серьезный: хуже или лучше стало в Алуште после четырнадцатого года. Декларации не носят общего характера. Конкретно: Вася возил цемент одному «пузатому». Много и бесперебойно возил. «Пузан» платил, хотя конфликты случались. Стройка шла к завершению. Теперь три года дача не достроена, никто не покупает. Рядом продолжили стройку гостиницы. Стояла бесхозной лет тридцать. Вася теперь там. Денег меньше, но платят стабильно. Сын же у Васи торговал на пляже вареной кукурузой. Трудно было. Берег поделен на «куски», у каждого своя крыша. Но жена Васина служила кассиром в «Приват-банке». Двоюродный брат у нее - барыга. Контролировал несколько шалманчиков и пляжных территорий. Там и «крутился» паренек с черешней и кукурузой. «Отстегивал» дядька - как без этого! - но около тридцати тысяч нынешними рублями домой приносил. Теперь берег «почистили», но кукуруза подорожала. А чебуреки - так в два раза. Да и «Приват-банк» выгнали, а российский Греф из-за санкций в Крым соваться не хочет. Но Васькина жена ушлая, дает деньги под сносные проценты. Она как бы «мамка» «черной» кассы. Люди ей доверяют. Не обманывала Валька никогда. Вспоминали некоего Тимофея: ушел он с маршрута, «Мерседес» пассажирский пришлось продать. Зато Серега неожиданно «попер в гору». Сын в нищих ментах ошивался. После референдума «в рост» пошел. Социальный лифт. Семья Сережина «в шоколаде».
Есть во мне подленькое: «грею» уши, узнаю о проблемах, и - тайная радость: проблемы не мои. Кинематограф жизни - только на экране стремятся дать проблему в сжатом виде (как у Сержа Леона с его бродягами, бандитами, проститутками и ковбоями). Концентрация вопроса различными способами, как перец: вкусно, но много не съешь. Частный разговор под выпивку неспешно «размазывает» сложность во времени. Тем, кто любит послушать других, приятно от того, что временной цикл твоего собственного бытия идеально накладывается на временной цикл чужих. Проблемы у всех разные. Время, отпущенное на их осмысление и проживание (жизненную трудность до конца решить не удается, ее просто нужно перетерпеть), одинаково. Изюминка беседы выпивох - один, подняв глаза и указательный палец к небу, провозглашает: «Тяжелая вещь - любовь. Васька завел молодуху, свежего мяса захотел. Она же стервой оказалась. Умной. Ходили под ручку. Целовались. Тьфу! Я же говорил: брось херней маяться. Точно! С работы выгнали. Валька смертельно обиделась, а сын стал мать защищать, а отцовскую зазнобу материть прилюдно. Главное - Валька деньги перестала дураку давать. Курил-то «Мальборо», а не «Петр I». Скатился на тетрапаки, чуть ли не на водку дешевую. Помыкался, приполз к Вальке, прощение долго вымаливал. И что, жизнь у него с супружницей легкая была? Нет! Выяснилось: только это и была жизнь». Опустил палец, задумался. Собутыльник в шлепках на голую ногу не выдержал: «Ну, про любовь-то что?» Указующий перст вновь поднялся в тускнеющее небо: «Валька простила. Любовь, она длинная, как жизнь. По молодости - страсть, трахаются под каждым кустом. Правильно. Хорошо. Но, если потом не будет прощения, - это уже глупость. Жизнь прошла впустую». - «А сын?» - встрял длинный сотрапезник. - «А вот сын до сих пор не успокоится: «Убил бы эту суку - и все. Она мать мою обидела», - закончил оратор. Налили портвейна в граненые (не в пластиковые!) стаканы. Отломили по краюхе хлеба и кусочку сыра. Выпили. И мне страшно, чудовищно захотелось «дерябнуть» портвяшка. Собрал в пучок всю волю. Отправился, сжав зубы, по торговым рядам. Вроде, слышал, что кто-то из выпивавших сказал: «Ничего на сто процентов не бывает. Зарежет, чего доброго». Яблоки, груши, черешня, абрикосы, персики - красиво, дорого. В передвижных лавочках морозильные установки - масло, творог, молоко, кефир. А еще колбаса краковская, шпикачки, сало. Пузатые банки с крымским медом. Жидкий янтарь. Вьются над посудинами редкие пчелки (или осы?). Торгуют армяне, греки, татары. Продавщицы русские. Ни одного пьяного. Азербайджанцы торгуют гранатовым соком. Далекий голос зазывает: «Подходите, пробуйте! «Аврора» - сорт крымский, наш. Слаще еще не ели».
Tags: Крым
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 160

    Вышли к неаккуратному дому с конюшней и огороженным участком, на котором понуро стояли неоседланные гнедые лошади. Загон большой, вытоптан, ни единой…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 159

    В горах - то крутой подъем, то плоские участки. Но случаются и провалы. Мокрый, дышать трудно. Вдруг - обвал. Какой бы он ни был крутой, не являет…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 158

    Чем обильнее потеешь, тем суше во рту. Женщины словоохотливы. Потоки женских речей - явление «горизонтальное. Реже встречаются оригинальные мысли,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments