November 16th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 178

Козел Монтан с женой-наркоманкой Симоной Сеньоре издевались над нижним бельем, выпускавшемся в Советском Союзе. Что так смешило французика, чья страна сдалась бошам за месяц? Под Москвой, на морозце, сами боши натягивали рейтузы с начесом и войлочную обувку «прощай, молодость». Иначе остались бы без яиц и с отмороженными ногами. Когда в студеной дымке моя молоденькая жена собиралась выйти из дома (тридцатиградусный мороз крепче стали), был рад и ее теплой одежде, и теплым шерстяным носкам. Нужны (уж коли женишься) здоровые дети. А какие же могут быть ребята-крепыши от отмороженной! В женские дела не лез, но безмолвно радовался морозостойкой экипировке любимой. Когда вечером целовал ее в раскрасневшиеся щечки, пропитывался удовлетворением: у хорошего хозяина (у меня, значит) «дорогостоящее имущество» в порядке. Возмущали безответственные шалавы, певички-поэтэски, болтавшиеся по заснеженным улицам в тонкокожих опорках. Напьется, беспутная, чувствует забирающий грубой лапой мороз снизу, ловит такси. Деньги, потраченные впустую. Советский человек понимал: хлеб и тепло, потом - кружавчики. Десятки миллионов принимали этот подход. Так же основательно подходили к медленно пропитывающим суровую жизнь удовольствиям. Рабоче-крестьянское население, с конца пятидесятых, заметило: в промышленных объемах выпускались маломерные суда, а к ним – моторы (от двух до тридцати лошадиных сил). Сегодня алюминиевые предприятия продали американцам, а тогда мужички начали рассекать реки, озера, даже моря на катерах «Днипро», юрких «Казанках». «Казанка» с мотором «Вихрь» - чудо! Оденешься с любимой попрактичнее - сапоги, фуфайка, дождевик, те же рейтузы. Канистру (а то и две) с дешевым топливом, рыболовные снасти, брезентовую палатку, примус, переносной холодильник - и на острова. Идешь по водной глади со свистом, ночью сидишь, обнявшись с женой, наблюдая, как искры от костра улетают к звездам. Какие рейтузы, вы, сволочи! Сука ты последняя, Ив Монтан! Хочешь покрасивее - сотнями тысяч издавались пособия: как построить дачу, дом, выложить печь, посадить фруктовые деревья, слепить из мусора планер, авто, и - лодку, яхту, катер. Кайфуй, но для этого поработай ручками и, самое главное, головой. Сам я работал с дядей Рэмом. Когда он строил огромную деревянную лодку. Варил смолу, обмазывал специальной кисточкой борта. Мотор купили двадцатидвухсильный. Сам рвал тросик, заводя его, сидел «на руле», совершая крутые виражи. А в душе - не поработал бы вместе со взрослыми мужиками, не поплыли бы. В лодку умещалось до десяти человек. Она, на другом берегу Волги, мягко утыкалась в тяжелый песок. Выскакиваешь - чуть в отдалении сосны (как в Юрмале). Поле, ивняк, заросшая камышом старица. Чуть выше – сухо, веет жаром. Представляю, каково оно под редкими пальмами на далеких южных островах. «Голый корпус, - учил дядя Рэм, - настил палубы, шпангоуты, транец, бортики, реданы, брус, киль, стрингеры, рубка, комингсы. Все это - основное. Но есть судовые устройства, оборудование - руль, дистанционное управление мотором, якорь, швартовые, электрооборудование. Судовое снабжение - спасательные жилеты, весла, крюк, огнетушитель. Конечно, топливо. Вот и плавучий домик. Люди в основном небогатые и неприхотливые. Лодка надежная - наша цель. Важно не ошибиться в расчетах, достигнуть устойчивости. Достигнуть появления восстанавливающего плеча. Есть такая вещь, как поперечное плечо устойчивости. Основное - непотопляемость». В середине восьмидесятых народу захотелось большего. «Казанки» не устраивали, ими затоварились. Многие строили удивительные «плавучие дома» и яхты (весьма экономичные). Разукрашивали, как цирковые балаганы. Даже лохматые шкуры на «Чезетах» не шли в сравнение.
В Севастополе, в отличие от Ялты, у причальных стенок, пестрый выбор «самоделок». Хозяева охотятся на гуляющих: «Эх, прокачу!» Даже голыми, при луне, без теплых рейтуз, плясать можно. Все удовольствия - за ваш счет.