November 3rd, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 168

Первая мировая - убийство эрцгерцога. Крым же начинался со спора о Святых местах. Католики или православные? Лондонские документы 1840-го, 1841-го годов фактически аннулировал Ункер-Искелесийский договор. Испарилось влияние России на Турцию, а вместо фактического контроля над проливами, ведущими в Средиземное море, проливы для нашего государства фактически перекрыли. В 1844 году Николай I ездил в Лондон, уговаривал англичан встать на сторону России в вопросе о Дарданеллах, но безрезультатно. Лютые враги, Великобритания и Франция, объединились в единый союз против Российской Империи. Страх перед восточным союзом оказался выше западноевропейских вековых разборок. Царские дипломаты старались сплотить союз с Австрией, но и Австрия «отскочила» в сторону. К концу сороковых определились: Османская Империя, Франция, Англия - Россия. В Питере кое-что поняли, особенно после того, как «ударил» в свой «Колокол» Герцен. Дворянская интеллигенция «раскололась»: слева - либералы, западники. Чахоточные разночинцы зашевелились. Надо было «подморозить», и в 1853 году именно царская клика объявила частичную мобилизацию, а в Константинополь направили делегацию во главе с Меншиковым. Задача: турецкое правительство обязано в вопросе о Святых местах отдать предпочтение православию, а католиков вытеснить со Святой земли. Идеологическая «оболочка» милитаризации найдена. Меншиков грубо, вызывающе вел себя, требовал встать на сторону имперских амбиций Николая. Не дремали «агенты влияния» из Парижа, Лондона. Шантажом, лестью, подкупами склоняли турок отказать «двуглавому орлу». По приказу из столицы Меншиков прервал переговоры. Николай I ввел войска в Молдавию, Валахию. Готовились форсировать Дунай для проникновения на Запад с Юга. Запад немедленно подготовил ультиматум в виде Ноты, в которой призывал османов немедленно принять сторону Франции, Англии, Пруссии, Австрии, что турки и сделали. В октябре 1853 года царь издал Манифест о войне с Османской Империей. Сначала давних врагов «огрели» в Синопской бухте (Нахимов), но в начале 1854 года в Черное море вошли французская и английская эскадры. Разрыв дипломатических отношений с Россией. Хорошо еще, что при отсутствии официального подтверждения о нейтралитете со стороны Пруссии и Австрии он фактически осуществлялся, и в Крыму немцы так и не появились. Солдаты русской армии форсировали Дунай. На русскую экспансию Наполеон III, мечтавший отомстить России за то, что «дали по зубам» коротышке Наполеону (дядюшке), объявил России войну. Не преминула сделать это и Англия. Кроме того, британский флот подошел к Петропавловску-Камчатскому, расположился в Финском заливе, на Белом море бомбардировал Соловецкий монастырь, а на Черном море - Одессу. Наступил сентябрь 1854 года. Союзники высадились в Евпатории. Сразу - шестьдесят тысяч человек. Снабжение армии велось по морю паровыми судами, в чем активно помогали турки. В Крым, в русскую армию, потянулись добровольцы из Сербии, Греции. Из них даже формировались воинские части. Австрийцы в Россию не полезли, но ввели войска в Дунайские княжества, да еще затеяли возню вокруг ультиматума из «четырех пунктов» - вывести войска из Молдавии, Валахии. Протекторат над ними должны осуществлять западноевропейские державы. В устье Дуная - международный контроль, а также отказ от исключительного права на покровительство христианских подданных султана. Николай I дал согласие рассмотреть эти пункты, но союзники тут же потребовали взамен ликвидировать Севастополь как военно-морскую базу. В черноморском флоте России должно остаться всего четыре корабля. Начав военные действия, основные силы русских блокировали в Севастополе 14 линейных кораблей, 6 фрегатов, 4 парохода. На подобное царь никак не мог дать согласия. Хорохорился Меншиков, недооценивший решительность союзников и их техническое превосходство. Пришлось дать первое крупное сражение на реке Альме. Поражение. Русские вынуждены отойти к Бахчисараю (так называемая степная армия). Севастополь же оказался под защитой гарнизона и шестнадцати тысяч моряков. Нахимов сказал: «Из Севастополя не уйду, разве что мертвым».
Подъезжаем к Ласпи. Говорю О. «Нынешняя ситуация напоминает начало пятидесятых позапрошлого века. Слишком много показухи и легковесного патриотизма».