September 15th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 140

На площади, между морем и фонтаном, сборно-разборная сцена. Часто проводятся пляски для юнцов, ревет неведомый шум из мощных колонок. Еще хуже неприбранные рэперы в безразмерных шароварах, бейсболках со свернутыми на бок козырьками. Концерт не начался, и вокруг кружат малые ребята на самокатах, электрокаталках, велосипедах. Работают «американские горки» (маленькие), карусели, кабинки, зайдя в которые, чувствуешь себя, как в самолете, терпящем катастрофу. Исчезли экзотические автомобили, мотоциклы, забравшись на которые, можно было фотографироваться за деньги. Если в Алуште присутствовала галерея экзотических нарядов, то в Ялте аттракцион с переодеванием исчез. Праздничный хаос продолжал веселую сумятицу в ялтинских магазинах. Знатные ялтинцы оставляли следы ладоней перед магазином, в котором продавались спорттовары. Но вместе с ними предлагались пальто для разных времен года. Велосипеды соседствовали с зимними нарядами, отороченными мехом. Представил: тетя в пушистом норковом манто крутит колеса веломашины фирмы «Merida». Дядька в дубленке - за рулем двухколесного «Стелса». Нелепость переросла в сумятицу у моря. Частные яхты, размером с футбольное поле, расположились напротив недействующего порта. Путь к ним перекрыт. Мне же по душе небольшие судна, способные резво бежать под парусом, а в штиль передвигаться с помощью навесных моторов. Лодки - не маленькие, каждая украшена по-своему, манит, словно компактный домик на воде. Не дешевы, но снять их на время даже мне по карману. На корме откидной стол, по бортам - сиденья с подушечками. Есть мосточек для спуска на воду. Штурвал под тентом, высокое кресло для рулевого, приборы, компьютерный навигатор, радиосвязь. На вершинах мачт - сигнальные огни, измерители скорости ветра, миниатюрные антенны. Мне сказали, есть портативные эхолоты. Небольшая дверка ведет в трюм, а там - уютно. Кухонька, телевизор, видео, Интернет. На ночь могут уместиться человек десять. Выспался, выпил воды из портативного холодильника, нырнул с носа в воду, а выбрался на борт по удобной лесенке на корме. Можно взять парусник напрокат на сутки, пройти до Феодосии или Евпатории, с наслаждением наблюдая за грозными скалами. Почему бы не высадиться на скалу напротив старинного монастыря на мысе Фиолент! Мало ли уютных бережков возле Коктебеля! Широкий катамаран - плавучий дом без претензий на пошлую роскошь. Но с кормы, между двумя концами несущих поплавков, висит надувной катер с японским мотором «Honda». Эх, если бы на борту не было чужих (капитана), а только жена да сыновья! Завидую хозяину стремительной красавицы-яхты, выкрашенной в темно-синий цвет, с названием «Барселона». У хозяев есть вкус, и название выведено по бортам золотой краской. По-королевски - синь и позолота. Так расписывают в храмах купола - блестящие звезды на синем. Парусников много. Застенчиво покачиваются у бетонного причала, напротив знаменитого мола с маяком и старинной пушкой. Симпатичная нелепость прокралась в мир фантазий. Недалеко от подзарядного шкафа, от которого к корабликам тянутся электрокабели, устроилась старуха в сандалиях, сатиновой юбке, выцветшей футболке с надписью «Россия рулит!», желтой застиранной панамке. Ноги - черные от загара, со вздувшимися венами - спущены к воде. Длинное удилище, ведерко с водой, рюкзачок. При мне старица резко вздернула удочку, на конце тонкой лески забилась, изгибаясь и искря, маленькая рыбка. Рыбачка азартно сосет «беломорину», энергично ворчит: «Ексель-моксель, что же это!» У самой ведерко заполнено беспокойными рыбками. Владелец «Барселоны», в мятой капитанской фуражке, кричит ветеранше: «Не ругайся, Антоновна! Вон, сколько наловила. Едой обеспечена. Нажаришь с постным маслом да с лучком. Хлебушек черный - вкуснотища! Меня не пригласишь?» Воображаю мятую сковородку на огне, жареху с корочкой, блестящий репчатый лук. Опускаю кусок хлеба в горячее постное масло. Пережевываю с наслаждением. Фантазии об одиночном каботажном плавании растворяются.