July 21st, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 100

Были бы деньги - привел бы виллу «Мечта» в порядок. Чудесное строение в запустении долгие годы. Даже изразцы в восточном стиле сохранились на башенке. Заманчивые продолговатые окна. Пару раз бродил в развалинах. Остался под впечатлением. В каком-нибудь малюсеньком европейском княжестве из сооружения сделали бы «конфетку». Водили бы туристов. А мы - будто страну свою не любим. Территория взрослых младенцев: пососали чуть-чуть петушка - не понравилось, выплюнули. Обижаемся, когда нас, бесшабашных до глупости, наказывают.
По аллее Ленина катаются малыши на велосипедах и электромобильчиках. Чуть поодаль, прямо на краю тротуара, у дороги между виллами «Мечта» и «Ксения», сидят «фальшивые» татуировщики. С иглами и машинками для тату на улице работать никто не позволяет. Странного вида люди (волосы длинные, не чесаные, одежда цыганистых, ярких, цветов) занимаются накожной аппликацией при помощи хны и специальных водостойких красителей. На крышках открытых чемоданов, на развернутых мольбертах картинки - цветы, драконы, черепа, кресты. Наблюдаю. Девочка-подросток хнычет: «Мам, ну дай сделаю тату. Вот сюда, на лопатку. Или на плечо. Смотри, какая роза! Красиво же! Домой приедем - смою». Мамаша сдается, выделяет требуемую сумму. Дело бойкое. У некоторых «умельцев», с подвязанными цветными шнурками волосами, небольшие очереди. Татушники, словно тибетские гуру, не кричат, не зазывают. Спокойны будто истина ими познана. С безразличным видом профессионалов, лепят примочки. Девчонка, с алой розой на загорелом плече, возбужденная, возвращается к матери: «Смотри, как красиво! Прелесть!» Появляется папа, с тяжелым лицом профессионала (правда, в другой области), ворчит: «Что наделала! Эх, дура! Выглядишь так, будто на плечо елочную игрушку повесили. Сколько взяли?» - вопрос уже к матери.
Хиппари играли в прежние годы на гитарах. Много и нудно. И их «подвинули» подельники от Дионисов и Аполлонов. Да и гитаристов почти не осталось. Сидит дед в тельняшке у Мемориала павшим в Великой Отечественной, что устроили в начале аллеи. На разбитой гармошке зеленого перламутра, фальшивя, наигрывает вальс «Амурские волны». Несколько побывавших в сложных жизненных ситуациях женщин, шаркая изношенными туфлями, пытаются вальсировать. Мужчин с ними не наблюдается. Танцуют с товарками. Вцепились друг другу в плечи. Головы повернуты в разные стороны, на лицах апатия.
Дачу Арнольда, Сабурова, Ступова уже облазил. Делал съемки. Добрался даже до виллы Субботина и виллы «Эдем». Хотел внимательно осмотреть парк, разбитый вокруг дачи Мальцева, увидеть руины. Потом еще раз поболтаться возле дач «Салам» и «Малый Богдан». Встретил знакомого депутата М. с многочисленным семейством. Он, в период междувластия, в 2014 году, умудрился приобрести дачу под боком у скалы Дива. Пришлось драгоценное время, пока солнце клонится к закату, тратить на дежурно-вежливые разговоры. М. звал прогуляться до его новых владений. Отказался. Спустился в парк Мальцева не сразу, долго искал его виллу. Но мелькнула вдалеке скала Дива да всунулась в небо, словно указующий перст, скала «Монах». Потянуло обратно в горы. Страшно захотелось обогнуть по старому прибрежному шоссе морду горы Кошка. И.М. Муравьев-Апостол, в книжке «Путешествие в Тавриду», назвал это место «ужасным углом». Все одолевали эти дикие места - и Пушкин с Раевскими, и сам царь Александр I. Отсчет пути дает опять же Ленин. Его бюст позолотили, вот уже второй год площадь вокруг него убрана, засажена цветами. А раньше одни битые бутылки валялись.