June 15th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 76

На все побережье осталась одна забегаловка в восточном стиле: диваны, покрытые старыми коврами, подушки с кисточками по углам, столы из настоящего дуба. Не садишься, а ложишься на лежанку. Возлег - кушай, пей. Сесть невозможно: ноги не пролезут между крышкой стола и диваном. Раньше мест для трапезы было больше. Сейчас осталась примерно одна треть. В былые времена ели виноград, персики, дыни, пили вино, курили кальян. Сладкий дым тянулся к морю. Мужики - денежные, с крепкими руками, вели неспешные разговоры. Их спутницы, маняще-молодые, частенько засыпали на мягких подушках, под навесами. Выпил, курнул, созерцаешь безбрежную морскую даль. Нынче пусто. У входа унылый узбек помешивает в чане, над углями, желтый плов. Мяса достаточно, темно-коричневые кусманчики хорошо сочетаются по цвету с алой морковкой, головками чеснока, блестящим от жира рисом. За столиком возлежат всего двое: бледные жители северных провинций. Рубашки с длинным рукавом, длинные брюки. Ботинки в пыли скинуты, на ногах - носки в черную и белую полоску. Посетители тощие, рыжие, с огромными залысинами. Оба угрюмо молчат, пьют водку «Хортица», закусывают остывшим шашлыком, черным хлебом. Из динамиков струится змейкой звук зурны. Дядьки - не наши. Проходя мимо, услышал речь, похожую на финскую. Что-то вроде «Тик-к-к-у-р-и-л-л-а». Нечто кладбищенское, сильный ветер с моря колышет выцветшие навесы. А когда-то жизнь в этих местах кипела - грохотала музыка. Извивались в танцах девицы, и деловые пацаны с грубыми лицами, покачиваясь, выходили в круг.
Сел на крайний топчан. Трусы высохли. Ничто не мешает слушать шум упорного прибоя. Бьет море в волнорезы. Кто и кому тут что-то доказывает - непонятно. Становлюсь рабом бессмысленной траты запасов энергии. Руки, ноги онемели. Голова «варит» неуклюжие «кости» мыслей. Неясно, слова или звуки переваливаются внутри черепа с бока на бок. Скорее, звуки: ведь хищный шелест волн подчиняет тебя всего, без остатка, своему бесконечному ритму.
Популярны аудиокниги. Выгодное дело - идешь по улице, завис в транспорте, а в наушниках бурчат про Болконского перед битвой. Таинственная энергия - электричество. Человечка подчиняет со всеми смешными гаджетами - РНК, ДНК, микробами, клетками, эритроцитами, лейкоцитами. Энергию можно извлекать из бушующих волн, ураганов, приливов-отливов. Человек, будучи весьма забавной интерпретацией неведомых сил, постичь которые до конца ему не дано, по второму, примитивному, кругу «лепит» свое представление о нирване, рае и аде о Господе и его антиподе. Компьютер - не зеркало ли, не просто человеческого лица, а его несовершенной сути. Человек зеркальными отражениями отравлен давно, с тех пор, как увидел свою образину в воде лесного ручья. Смотрелся в воду, а напридумывал системы знаков. Одна из таких систем - язык. А уж там кривые зеркала - эмоции, мысли. Звуковые тексты. Слово и звук - родня, как муж и жена. Человечество зажато в рамках звуковых сочетаний и знаковых мыслей. Письменность сдает позиции. Раньше на телефонах хоть кнопочки были. Ребенок, тыкая, узнавал, что есть буквы и цифры. Теперь - дикость. Кнопочки исчезли. Вози по экранчику сальным, грязным пальцем. Существо у экрана покроется шерстью, мыться не будет, а только жрать нечто искусственное. Письмо перейдет в разряд хобби, типа вышивки или вырезывания фигурок из дерева. Не нужны станут игрушки, выдуманные людьми. Зачем слушать нечто, накарябанное поэтами и беллетристами! Сиди - слушай плеск волн, шелест листвы, завывание ветра. Универсальные звуки. Слов не нужно. Слушай живую книгу мира, тихонько возвращаясь на свое скромное место примата в пищевой цепочке изрядно потрепанной планеты.