June 8th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 71

Не могу «вычистить» из сознания глупость. Считаю, что, если не повезет в одном, то буду вознагражден чем-то иным.
Стояли втроем на черной дороге. Автовокзал в Ялте ярко освещен, но пуст. 107-ой перестал ходить. 115-ый и подавно. Мрачновато. Отдавать деньги алчным таксистам? Жизнь наша - пьеса без сюжета, но с привычкой к абсурду. Говорить членораздельно, мыслить ясно в дурном балагане невозможно. О честных поступках речи нет. Как такому уродцу рассчитывать на вознаграждение за пережитую неприятность? Калеку надо добивать. Хожу, заложив руки за спину, вдоль освещенной витрины автостанции. Внутри серой тряпкой моют пол. Серый халат уборщицы - цвет тяжкого быта. На лавочку присела, чего-то ожидая, старуха с развитой нижней челюстью. Троллейбус и его водитель Харон нас покинули. Перевез через Стикс. Так вот оно, царство мертвых: желтый свет, скрип сверчка, квадрат белого здания, пустая площадь и рожа Лепса на огромном плакате. Если это все, что бог царства мертвых предлагает в результате интерпретации вечности, то весьма неплохо. Но от черных очков Григория можно, лет этак через пятьсот, сойти с ума. Надменная пожилая женщина неспроста осталась со мной. Это моя молчаливая Кассандра. Стало спокойно. Усталость - тяжелая кошка - прыгнула на плечи. Тепло, можно сейчас же лечь на лавку, рядом с женщиной-судьбой, забыться сном. Хорош юг: ночевать комфортно можно на улице. В двадцатиградусный мороз, засыпая, придется пройти через муки умирания. Тело начнет коченеть, а это крайне неприятно. На юге, в тепле, умирают иначе, чем на севере.
Расхаживал минут пятнадцать. Чудо! Белая пустая «Газель» резко тормознула у платформы, с которой автобусы уходят на Алупку, Симеиз, Кацивели. Спрашиваю: «Едешь до Алупки?» Шофер: «Задержался в дороге. А так - завершаю маршрут. Одного мужика подождем чуть-чуть и поедем нижней дорогой. Вам куда?» - «До остановки «Горсовет» у Воронцовского дворца». - «Садитесь. Конечно, поедем. Возьму по тарифу - пятьдесят рублей». Сижу. Желтое масло света «выкладывает» на площадь двух толстушек с огромными чемоданами. Задыхаясь, они бегут к микроавтобусу. На расстоянии заметно: будучи легко одетыми, девушки обливаются потом. Видимо, только что прибыли с северных районов: кожа белая, готовая обгореть до ярко-красного ожога: «Симеиз?» - вскрикивают. - «Да, садитесь», - солидно отвечаю и даже помогаю пухляшкам затащить в салон чемоданы. Будущие попутчицы буквально падают на сиденье, дышат громко, одна пофыркивает, обмахивается платочком. Шофер не дождался нужного человека, вздохнул, пробурчал: «Поехали». Резво рванули. Прямо с места. Накручивали лихо кольца по нижней трассе. В первом часу ночи в придорожных селениях свет фонарей стеснителен. Что ж высокомерная дама не поехала с нами? Или индивидуальная проводница в царство мертвых поняла, что парень выскользнул из ее цепких рук. А спасла потому, что глупо верю в баланс «неудача-удача». Язык безумия, на котором со мной собирались разговаривать, временно приведен в соответствие с нашими жалкими надеждами. Мало же нам нужно! Зато мистика справедливости будет долго бушевать в груди», - думал я, разглядывая остывших соседок. Прикрыв глаза, они задремали. Сквозь открытую форточку в салон влетел облегчающий ветер.
Вот Алупка. Улица. Подворотня. Комната. Яичницу жарить не стал. Чай с мармеладом, булка, холодная дыня.
Не знал, что телеведущий Молчанов мерзавец. Сидит на «Ностальгии», несет пургу. Сталин кровопийца, миллионы расстрелянных, вся страна - сплошной Гулаг. И отец-то был неплохой композитор, а отпрыск красив, но безмерно туп. В России, из-за скудости прибавочного продукта, холода, огромных расстояний, жизнь всегда жестока. При Иосифе Виссарионовиче, при пользе для нашей экономики в целом, дикость умеренна, смягчена. Притом, что раны смутного времени, церковного раскола, абсолютизма и скудоумия так и не преодолены до сих пор.

Мелочь, но приятно

Встреча, посвященная экономическому и культурному сотрудничеству между Чувашской Республикой и Ульяновской областью, с вице-губернатором Костомаровым. Вывод: в ближайшее время состоится заседание рабочей группы из представителей исполнительной власти Ульяновской области и Чувашии. Перед встречей имел беседу с Владимиром Александровичем Швецовым, вице-президентом «Союза сельских строителей России». Я давно думаю: строители, работающие на селе, должны иметь всероссийский координирующий орган. Почему бы и строителям Чувашии, работающим в сельской местности, не поддержать это начинание? Кстати, против более плотного экономического взаимодействия Чебоксар и Ульяновска не возражает и Дмитрий Николаевич Разумов, руководитель областного ФСБ.