June 7th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 70

Ходил вокруг. Слегка пинал троллейбусные колеса. Если считать тьму океаном, то наше средство передвижения, неподвижное, слабо освещенное, напоминало «Наутилус», притаившийся «на дне». «Акулы» к его туше подоспели быстро. Несколько таксистов притормозили, вылезли из авто, наблюдали с некоторого расстояния за кучкующимися гражданами. Высматривали слабых. Мамаши с детьми, усталая молодежь женского пола - нетерпеливая, не привыкшая терпеть. Некто брюхатый, с крючковатым носом, быстро уговорил поехать с ним мамашу с шустрой супер-малышкой. Выбрали женщин из толпы, те соглашались ехать, разделив запрашиваемую сумму поровну. Шоферы охотно соглашались. Держались мужики, будто чувствуя недобрый взгляд водителя троллейбуса, курившего на каменном бордюре. Не сдалась старая карга, с выдающейся челюстью. Терпение - отпор наиболее мощный. Хищники автотрасс медленно, но верно снижали цену. Медленное снижение было вызвано мрачными прогнозами троллейбусника: «Может, и час простоим, может, два», - равнодушно парировал он вопросы об отсутствии электроэнергии. Ржавый огонек его сигареты, словно лампочка-аварийка. Да мигающие сигнальные огни, воспаленными язвами буравящие голубые бока электроповозки. Не цикады, а грустное дребезжание сверчка. Хоть и туп, но мозги обработаны - желание быть одному. Соответствие времени - осколки, отсутствие человеческого сообщества. Ни идей, ни коллективных радостей. Поднимаю лицо вверх, в тотальную темень. В такси полезли первые мужики. До Ялты - четыреста рублей. Каждый согласился дать по сотне. Жилистый парень в распахнутой на груди рубахе пересчитывает деньги. Не выдержавшие черного гнета духоты, проигравшие схватку, резво заскакивают в легковушки. Мне бы в камеру-одиночку лет на пять и с прогулкой по часу в день. Но, чтобы книги доставляли по желанию. Почитан не весь Ильин, Маркс, Диккенс и Золя. Зовет к написанию белый лист бумаги. Нужно очень много бумаги. Маяковский «скулил» не по «Лилечке», а по заартаченному на оселок кривляний хитрой «Эсфири» словесному недержанию. У мужиков (известное дело!) не проскочит от гипофиза по позвоночнику к члену искра ассоциаций - ничего не получится. Никакая стимуляция не поможет. Так на черта нужны эгоистки и нимфоманки! Все правильно сделал Дюма-отец, создав образ леди Винтер, растворив в щелочном растворе ее чар самого Ришелье (разговор в «Красной голубятне»). Леди-сладострастница присутствует во всех, даже в старухах, в скромницах-монашках. Юноши приучаются к едкой щелочи женщины (и это естественно) матерями. Особа женского пола - вечная война. Мальчиков производят на свет для вещи агрессивной - продолжения рода, то есть для всегдашней готовности убивать. Брейгель - мужицкий художник. Знал, что христианство может быть верой простых людей. Вера «элиты» - иная. У Ван дер Вейдена - рыцарь. Старики Рембрандта. У Маньеско, Пармиджанино, Гвидо Рени, Понтормо, Карраччи – дамы созвучны Миледи, клейменой продажной девки. Портос, с его пошлым стремлением к изяществу, - их персонаж. И, конечно же, автора «Ужасов большой войны» Жака Калло, появлению которого способствовали Арчимбольдо, Бенвенуто Челлини. У маньеристов отсутствуют индивидуумы-идеи. Толпы, жадные до зрелищ. Нравственное уродство Ришелье - признак человека толпы. Арлекины, клоуны, шуты. Ужас и смерть как буффонада. У троллейбуса остались двое одиноких - старуха с челюстью, водитель. В качестве общего плана - черное небо в стиле «Черного квадрата» Малевича. «Испанские» раздумья о мраке (только в Испании абсолютно черные ночи) помогли ожиданию. Хорошо бы в застенок, чтобы никого не видеть, а копошиться силлогизмами в мозгах. Минуло два часа. Ожил, забурчал мотор. Почти в одиннадцать от Краснокаменки двинулись в сторону Ялты.

Мелочь, но приятно

В партию влились новые члены, которые являлись сторонниками писателя Захара Прилепина. Познакомился с ребятами: самостоятельные, обеспеченные люди, некоторые из них владеют обширными фермерскими хозяйствами. В подарок от них получил экологически чистое постное масло собственного производства. Бутылка треугольной формы, продукция называется «Новичок». А на этикетке эмблема ФСБ.