June 1st, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 66

«Мама, боюсь!» - у мальчика испуганное лицо, но мать упорно натягивает на него страховочный пояс: «Борис, - решительно заявляет женщина, - соберись! Ты же мужчина. Страховка верная, вот и он, - она оборачивается к молодому парню, который держит в руках шлем, налокотники, наколенники, - будет тебе помогать. Кстати, ваше имя?» - наступает женщина на парня со шлемом. Ухмыльнувшись, страховщик цедит: «Са-а-а-ша!» - «Так вот, Саша, скажи, пусть не боится, не упадет. Ну, Борис, давай, давай!» Мальчишке страшно, но он натягивает шлем, обертывает пластиком колени и локти. Александр защелкивает кольцо на металлическом жгутике, соединенном со страховочным поясом, на толстом канате. Ступеньки, подъем на деревянную дорожку, ведущую от сосны к сосне. Там, на высоте, между стволами, проложены, растянуты, установлены дорожки, дощечки между веревками, просто канаты для ходьбы. Есть канаты, по которым нужно скользить на кольце через пустой промежуток между стволами. В самых высоких местах - деревянные площадки, похожие на смотровые, что крепились на корабельных мачтах. Сейчас модно стало устраивать подобные сооружения. Девчонка в мегафон зазывает посетителей: «Внимание! Приглашаем вас, дорогие алуштинцы и гости, испытать себя и одолеть нашу канатку. Сооружение уникально, для крепежа не потребовалось ни одного гвоздя. Уникальные сосны-пикши в нашем парке нисколько не пострадали. Доходы поступают в Экологический фонд Ялтинского заповедника». Снаряженный пацан медленно, на дрожащих ножках, начал подъем, беспрерывно оглядываясь на мать. Из динамика доносится голос Высоцкого: «Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так…». Мамаша отдала чувствам свое лицо: любовь, настороженность, надежда всполохами мелькали по щекам, векам, губам. Каждая клеточка ее тела стремилась на помощь нерешительному ребятенку. Глядя на эту картину, верю: женщина может летать. Тут явился усатый добродушный мужчина: «Маша, вот вы где… Ну, как? О! Борька! Ты уже там! Молодец! Давай, давай! Маша! Он сам, что ли? - громко загудел, по-видимому, отец. - А мы с Анюткой, она - мороженого, я - пивка». Анюта (видно, сестра Бориса) противно запищала, без разбора, с ходу: «Папа, папа! Хочу наверх, к Борьке!» Этот Борька загордился. С отчаянной смелостью глянул на отца, тверже, быстрее стал перебирать ногами, держась за страховочный канат. Мать всполошилась: «Не шумите! Видите, мешаете же». На канатку выстроилась небольшая очередь. Боря уходил со страховщиком Александром все дальше. Вот он достиг первой смотровой площадки, победно глянул на родителей и широко, счастливо улыбнулся. На душе (и с высохшими носками) посветлело.
Вернулся к обелиску павшим героям. Слева открылось бело-голубое здание - дельфинарий. У входа бродили клоуны с надутыми шариками. В облачении, напоминавшем веселого черноморского афалина, неуклюже плясал страдалец, которому под слоем поролона страшно неуютно, жарко. По спине струится пот. Не только дельфин. Появились крокодил и дракончик. Поролоновые терпилы желали, чтобы с ними фотографировались. Дракончик, по ошибке, сунулся в мою сторону, но, увидев мою рожу, отвернулся. Даже сквозь слой искусственной ваты проглянуло глубокое недоумение: «Это что за лысая страхолюдина?» Между тем, имелись экземпляры более сочные. С рекламных плакатов, порочно, зыркала некто «Наргиз», лысая, с татуировкой на черепе. Кто мне скажет про Духову Аллу? Кудесница! Успевает засветиться в нескольких городах сразу. На днях балет «Тодес» отработает в Алуште. Мужики крепкотелы, накачаны. Не в пример толстому дедушке из шалмана «Руки вверх». Что-то долго этот престарелый попрыгун отмечает двадцатилетний юбилей концертной деятельности. А вот и сам концертный зал с множеством танцующих, поющих отставников. Что же им бояться санкций за посещение полуострова! Кроме Крыма, никому они не нужны.

Мелочь, но неприятно

Деревня Пархикасы. В гостях у нашего районного секретаря Луизы Васильевны Шогулиной. Грустная история о дороге по улице Октябрьской в ее родной деревне.