May 12th, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 52

Судя по рекламам, аквапарк в городе хилый. Горки - кривые и прямые, - по которым бежит вода. Скатываешься, как по льду. Интересно малышам. Взрослому мужику без двухсот грамм коньяка тут делать нечего. Дельфинарий позиционируют как жемчужину приморского городка. Опять - дохло. Мне бы домик Шмелева увидеть - рубец останется ноющий, горячий. Бреду по оживленной улице, «исчирканный» неслабыми царапинами. Никто не заставлял продираться сквозь колючки, ни в первый день, у Ласточкина гнезда, ни во второй, под водопадом. Какой уж тут дельфинарий! Хорошо то, что в городе каждый понатыкал строений, как душа денежного человека пожелала. В России большинство денежных эстетически невосприимчивы и вряд ли слышали имя Ветрувия. О, эта неистребимая жажда глупцов вылезти чуть дальше и выше соседей! Бедные выпускники архитектурных факультетов! Приходят с затеями в головах, но голодные. Им бы хотелось быть отраженными на снимках Грановского или Столяра. Луис Кан, Пол Рудольф, Марсель Брейер. Музей Соломона Гуггенхайма. Райт - а штаны-то рваные. И никакого тебе Ле Корбюзье. Человек слаб, остывает быстро. Колбаса и шубка для жены и еще одной женщины - и вот приходит животное с пухлым кошельком. Муки совести длятся недолго (смотри «Римские приключения» Вуди Аллена). Вот вам на потребу Алленовские постоялые дворы с «нумерами». Вот вам ужасно помпезные закусочные. Человек - растрескавшееся, подслеповатое зеркальце. В любой момент развалится. Трещины между осколками тщательно замазывают массовой застройкой, музыкой и ковриками с русалками.
На улице Горького длинный забор, глухой, белый, с железной калиткой. По соседству постоялый двор с надписью «Hotel». Балконы с коричневыми навесами. С них видно, как во дворе соседнего домишки хозяйка развешивает на веревке белье - наволочки, носки с трусами. За постоялым двором - закусочная. «Крымские вина». Между окнами навалены пробки от бутылок, а у входа, в человеческий рост, грубо раскрашенная фигура толстопузого повара в колпаке и в переднике. Троллейбусы ползут медленно, не из-за загруженности, а от старости. Столбы с проводами забрызганы грязью. Прямо на них клеятся объявления. Опоры напоминают мухоморы с ножками, лохматыми у основания. Шляпки собрали, высушили, жуют, впадают в транс (а куда еще можно «впасть» от растений, вытянувшихся из городской пыли!). Тротуары узкие. По ним идут семьи. Отцы - с надувными матрасами, матери - с матерчатыми сумками-мешками, дети - с разноцветными плавательными кругами, перекинутыми через плечо. Обогнуть «вздутые» семейства трудно. Тащусь среди цветного целлофана. Окончательно доконал парк с уменьшенными в разы достопримечательностями полуострова - Воронцовский и Мисхорский дворцы, Ливадия, развалины Херсонеса. Солнцем, почти весь год, высвечивается забрызганное кровищей зеркало легендарной земли. Навалили тряпок дурновкусицы, пошлости, потных тел. Но, иглами топорщатся Сапун-гора, дом Волошина, вилла Чехова, Судакская крепость и цитадель Чембало.
И вот, наполненный суровой скорбью, домик Шмелева. Стоит глянуть на грубый лик писателя, понять, что кровь и жар Крыма подходят к лицу монаха. Бунин выманил на Запад Шмелева, но не предупредил Ивана Сергеевича, как ему самому на «Западе» хреново. И Куприну гадко было, и Коровину, и Мережковскому. Нашему писателю призрачность бытия - истинна. В чужом краю хворь интеллигентская - насильное сочетание разума и абсурда (Достоевский) усиливается многократно. Мне вот суждено не только отражать, но и увеличивать явления. Работал бы начищенным медным тазом - и отражал бы, и принимал бы всякое - от грязного белья до варенья. Увеличивая, выпадаю в абсурд, нелепость. Понимаю: прикован к мнимости слова, неискренности изображения. Мой зеркальный тоннель. А чуть расширю, то тут же и разрушу. Нужны вериги, хлыст, стигматы. Награда - беленький домик мученика. Все-таки продрался к нему. Он маленький.

Мелочь, но приятно

Деревня Пархикасы Чебоксарского района. В преддверии великого праздника Победы в доме у Луизы Шогулиной. Ее замечательной маме – 96 лет. Она не только ветеран войны, но и ветеран труда. От всей души поздравил эту прекрасную семью с наступающим праздником.