March 23rd, 2021

Крым. 2 - 18 августа 2017. 23

А детские песенки слышны все отчетливее: «Ах, ты душечка, ах, ты душечка», - несется из динамиков. Дорожка выводит из душистых смоляных зарослей к высотному корпусу. Белое здание и есть дом отдыха «Парус». Иду по площадке, выложенной плиткой. Из колонок, расставленных в разных ее концах громко, отчетливо донеслось продолжение песенки: «Ах, ты белая моя подушечка. На тебя щекой ложусь». Дослушать не дали. Стайка пацанят, с разбега, плюхается в прямоугольный бассейн, размером с половину футбольного поля. Вода голубая, брызги блестят, словно хрусталь, в свете разноцветных прожекторов. Вокруг бассейна, высоко поднятого на скалу, к подножию белоснежного корпуса, - белые пластиковые лежаки. Почти все заняты бывалыми женщинами: «Наверное, мамаши - наблюдают за детьми», - догадываюсь, увидев длинную цепочку малышни, прыгающей вокруг водоема. Чтобы ноги не скользили, особенно когда вылезаешь из воды, проложены резиновые дорожки желтоватого цвета. По ним прыгает малышка. Ди-джей за пультом прокручивает песенку про подушку до конца. В это время дети стоят, сложив ладошки, положив на них головки. Вдруг звучит энергичная мелодия, появляются пышные девушки, не обиженные формами. Красные спортивные костюмы плотно облегают зрелые прелести. Они распевают под музыку: «Паровозик - чук-чук, таки-таки, он бежит, старается, сказка начинается». Девушки-паровозики решительно колышут бедрами, руки сжаты в кулачки, подпирающие опасно крупные груди. Малышня, вслед за наставницами, двигает бедрами, то сгибает руки, то, выпрямляя, выбрасывает их вверх. Мамаши с шезлонгов умильно смотрят на детей, некоторые начинают хлопать в такт музыке, раскачиваются, ерзая. Тут из темноты выскакивают два клоуна. Один, тощий, придурковатым голосом вскрикивает: «Я - клоун Бом!» Второй, кругленький, как девушки в трениках, с красным носом и колпаком на резинке, бурчит: «А я - Бим!» Берутся за руки, пританцовывая, вскрикивают: «Бим-бом, бим-бом». Хотел нырнуть в бассейн - не решился. Тут цветные фонари, бодрая музыка, радость, голубая вода, а в ней я, словно кусок, сами знаете чего. Завернул за корпус. Широкая дорога привела на КПП. Охрана в зеленой форме не обратила на меня никакого внимания. Что за дорога? Похожа на нижнюю трассу. Старуха с тяжелой сумкой. Спрашиваю про остановку. Старая, не останавливаясь, ничего не говоря, машет рукой куда-то вниз, по направлению к нижней станции канатной дороги. Иду в указанном направлении долго. Остановочный павильон обклеен рваными объявлениями. Возле урны - пивные бутылки. 102 автобус. Забит. Последние рейсы из Ялты всегда переполнены. На этот раз - белый «Пазик». Проталкиваюсь, висну у выхода на подножке. Автобусные салоны бывают неряшливыми. Но в Крыму есть тяга к учету. Автобус, в который попал, заботливо убран, в меру взыскательности водителя (он у нас щуплый, с редкой бороденкой). Двигатель укрыт старым ковром. Руль «одет» в синий потертый бархат. Ручку переключения скоростей венчает прозрачный набалдашник, внутри маленькая роза. Над лобовыми стеклами множество вымпелов с эмблемами футбольных клубов. Флажки нанизаны подряд на тонкую проволоку у самого лобового стекла, рядом с мотором. Устроилась малышка. Одна девушка стоит в проходе, ее поддерживает усатый плотный дядька. От двигателя веет теплом, хотя в автобусе и так жарко. Девочка не выдерживает, хватает подол платья, машет им, как веером. Усатый недовольно ворчит: «Ленка, не балуй! Стыдно. Так девочки не делают». Я примостился за дядей. За мной - статная красивая женщина, с копной рыжих волос, кричит: «Вася! Пусть машет, проветривается. Умереть от жары можно. И насчет девочек, которые так не делают. Сейчас такие девочки…». Автобус тормозит. Остановка. Семья сходит. В салоне - смех. Дед, на кресле для инвалидов, одобрительно урчит: «Хорошо сказала. Нынче девушки не только махают, но и…». Старуха, что рядом, под ребра локтем: «Тише ты, ишь, разговорился!» Чем ближе к конечной остановке, у нижнего входа в парк Воронцовского дворца, тем меньше пассажиров. Приехав, вместе со мной в таинственную темноту сходит человек пять. Водитель глушит мотор, гасит фары.