March 2nd, 2021

Не ко времени. 33

Не помню точно, сколько дней «бултыхался» между температурными границами. Мне понравилось. Вечером, перед сном, - под сорок. С утра голова в легком тумане, но ни разу не болела. К полудню – 36,6 градусов. Неприятен нарастающий озноб, но предощущение температурного небытия гасит неприятные эффекты. Вставить капельницу в левую руку невозможно (опухлость, ноющая боль продолжаются). Задействовали по полной катетер, всунутый в вену на правой руке. Один раз сестры-космонавты снова привезли плазму, кровь, вогнали внутрь. Когда холодный раствор из баклажки проникает в вену, от локтя до плеча оживает резвая щекотка. Много таблеток. По шесть штук коронавира утром (и по две вечером). Через несколько дней заметил, что опухоль левой руки пропадает, она приобретает нормальный цвет. Когда температура снизилась до приемлемого уровня, понял – это неплохо. По данному случаю в своей роскошной ванной комнате (на белых плитках которой отпечатан изящный рисунок бледно-зеленых цветочков) напустил горячей воды в ванну, начал (оберегая руку с катетером) тщательно мыться. До этого, минут сорок, лежал в воде, блаженствовал. В периоды, когда жар отступал, смотрел по каналу «Культура» многосерийный фильм про приключения капитана Немо (в главной роли – Дворжецкий) или садился в застекленной веранде в кресло, с книгой. Мозг начинал потихоньку «шевелиться». Быстро уставал. Часа через полтора засыпал прямо там же. За окнами стоял пока еще плотный, в желтых листьях лес. Зря долго валялся в горячей воде. Вымылся и только уселся на веранде почитать, как почувствовал приближение ознобного «прилива». Он нарастал, становился круче, беспощаднее, достигая степени более грозной, чем раньше. Поплелся, теряя шлепанцы, на кровать, рухнул. По телику еще один главный герой, профессор Аронакс, его слуга Консель и китобой Нед Ланд собрались осуществить побег с «Наутилуса». Мои мысли превратились в короткие искры: «Тоже собираюсь совершить побег из реальности… Может, навечно… Хорошо, если, не приходя в сознание». С трудом нажал кнопку вызова медперсонала. Примчались женщины-космонавты, ласково зашелестели: «Ничего, Игорь Юрьевич, держитесь. Температуру собьем». На штангу капельницы навешали баклажек с лекарствами. Очнулся лишь на следующее утро, совершенно лишенный сил.
Из «сталинского» корпуса часто вывозили на процедуры. Для этого специально подгоняли к дверям карету «скорой помощи». Сумрачным коридором доставляли меня до автомобиля. И снова кресло-каталка. Мощные аппараты ультразвукового исследования. Несколько раз, намазав слизью пластмассовый шарик (мазали и тело), гоняли его по нижней части ног. То же самое проделывали с брюхом. Рентген не практиковали, но произвел впечатление аппарат компьютерной томографии, которым меня пользовали. Ложишься на лежанку-язычок, закидываешь руки за голову, и тебя втягивает в белоснежную трубу фирмы «Сименс». Командуют: «Не дышите… Можете дышать… Не дышите – дышите». Вращаются блестящие круги. Великолепно! Неудобно перед персоналом – носок на левой ноге дырявый.

Мелочь, но неприятно

Прибыл в город Мариинский Посад. Увидел печальную картину, расстроившую меня. Молодой, талантливый предприниматель Куликов Андрей Константинович, руководитель ООО «Вуд Мейкер» несколько лет бьется за то, чтобы ему можно было приносить конкретную материальную пользу бюджету Чувашской Республики. Андрей Константинович занимался производством эксклюзивных оконных переплетов. Благодаря собственной энергии, ему удалось на законных основаниях вывезти из Германии оборудование, являющееся одним из лучших в мире по обработке дерева разного качества. Более того, имея высшее образование в области технических дисциплин, Куликов значительно усовершенствовал западную технологию. Предприятие зарегистрировано на территории Чувашии, созданы конкретные рабочие места. И у меня сильное подозрение в том, что кое-кому деятельность энергичного, умного человека, позволившего себе вести себя независимо, кому-то крайне не понравилась. В итоге предприятие, оснащенное современнейшим мировым оборудованием, простаивает. Обидно. Насколько возможно, попытаюсь помочь Куликову.