January 22nd, 2021

Не ко времени. 10

Забрызгал кровью медперсонал, но никто не ретировался. Сомкнулись резко, быстро. Словно темно-синее облако. Вместо лиц белые пятна. Кто-то выдергивает из-под меня пропитанную кровью простынь. Подкладывают морковного цвета клеенки. Холодными проспиртованными полотенцами, грубыми, наждачными, обтирают лицо, шею, грудь, руки. Когда стали переворачивать со спины на живот, быстро ворвался врач, до меня уже слабо донесся повышенный тон, почти крик: «Что! Он же отходит…». Снова заклубились синие люди. В правую ноздрю грубо, разодрав мясо, всунули гибкую трубку. В левую ноздрю засунули ответвление от прозрачной трубки. Получилось так: толстый шланг перекинут из ноздри в ноздрю. Два конца ушли глубоко внутрь, по самую грудь. Какой-то грушей стали накачивать концы двуглавого шланга. Образовались шары и они что-то сильно там прижали. Через ноздри стали надуваться пузыри. Они лопались. Еле слышный голос приказывает: «Дыши, дыши теперь через рот!» Не помню сколько, по-моему, два шприца с лекарствами врубили в задницу. Больно. Теряю сознание, слышу: «Ну, все, кажется, успели». Отключка - как успокоение. Не могу сказать, какое время был не в себе. Очнулся в большой комнате с потолком, усеянным маленькими вредными лампочками, запрятанными в гнезда из блестящей стали. Свет мощный, бело-голубой. Есть освещение лукавое (от ламп с абажурами), праздничное (от стекляшек на елке), масляное (от лампочек в сорок ватт). А этот беспощадный. Налево вся стена представляла из себя черный шкаф от пола до потолка. Черным он был оттого, что стекло, служившее дверками, было как раз такого цвета. Слева широкие окна, сверху наполовину прикрытые белыми жалюзи. За ними лишь стремительно гаснущее небо. Лежу в центре. Справа и слева от меня две койки. Напротив - стена-перегородка, не дотягивающая до потолка. Она из матового белого стекла. Там тоже три койки. Шесть лежбищ в нашем отсеке представляли сложные технические устройства – снабжены красными, зелеными лампочками, на лампочках изображались символы и фигурки. Волнообразная черта, прямые палочки, кругляшки. Человечек в полный рост. А вот он сидит, и так далее. Моя койка в середине. Лежу голый. Холодно. Вены у меня хреновые. Приходится долго ковыряться в мясе рук. Очевидно, поковыряли. В обе руки всунуты катетеры, а на тыльной стороне правой руки несколько крупных дырок от шприцев. Нос щиплет неимоверно – в нем давешняя трубка, просунутая через две ноздри. Скосив глаза, замечаю, что при каждом вдохе-выдохе в трубке перемещается желтая слизь. В катетеры всунуты иглы от капельниц.

Мелочь, но приятно

Выехал на работу в Ульяновскую область. Молодцы ребята-справедливороссы. Встретились у ленинского мемориального комплекса. Приятно вновь увидеть энергичнейшего эколога, правозащитника, журналиста Александра Брагина.