January 21st, 2021

Не ко времени. 9

Но паника мгновенно спадает. Засопел носом, воздух пошел. Раздвоение на «здесь» и «там» прекратилось. Осталось единственное – чуткое ожидание, настороженность. Чужеродное копошится в пузе, как в легендарных «Чужих». Сопение дикого зверя. Животное равновесие ощущений длится долго. Мягкая благодарность, неизвестно кому, за существование на площадке этих вот малых мгновений. Квантовые теории, трехмерные и многомерные пространства для нас существуют в нашем же мозгу, мозгом же обрабатываются. Соответственно – хлипко все это. Соответствует ли это действительности? Мозговой аппарат – машина физиологическая. Часть физиологии всего организма. Не избежать влияний грубых инстинктивных позывов. Валяюсь бревном на боку. Фантазий нет. Остался вой темного, подсознательного. Чуткость слабнет. Еле-еле доносится: «Ленка, хватит! Мужик уходит». Спешно выдирают провода, вытаскивают, карябая нёбо трубкой. Боль взнуздывает мозг. Он нечетко выдает: «Темный куб, в котором бултыхаешься, ощущаешь? Вот реальность. Все остальное выдумки». Все, чувствую – край. И не обидно, и не горько. Пытаются напялить кислородную маску. Отшвыриваю руку врача. Пересохшими губами шепчу: «Тазик». Ко рту подносят судно, но не успевают. Чудовищная тошнота на могучих плечах поднимает к гортани густое, тяжкое. Хотел крикнуть: «Отойди!», получилось лишь: «Уй…». Толстая красная струя с шумом бьет в спецодежду врачей: штаны, безрукавки – все залито. Замечаю: у одного мужика на белой маске не просто сгусток – кусочек непереваренного банана. «О, блядь!» Изумленные голоса мужиков. Персонал отскочил от меня в стороны. «Грубые они, медики», - не успел подумать. Второй удар изнутри, сильнее первого. В фильмах ужасов изо рта монстров хлещет либо пламя, либо мерзкая слизь. Превращаюсь в чудище: приподнимаю голову, хлипкая простынка сползает. Живот идет волнами, сотрясается грудь. Мощная струя черной крови, метра на два. Вижу: черно-красным покрывает пол. Впечатляет безобразной эстетикой забрызгивание дьявольской жидкостью кафельных стен помещения. Слегка вращаю головой в разные стороны – один заряд, другой. Стены покрываются стремительно бегущим к полу ручейком. Хриплю. Роняю голову на пропитанную кровью подушку, волосы жадно впитывают продукт горлового потока. Она мирно, обильно струится на подстилку, на которой, в черной луже, валяюсь, голый, стремительно замерзающий, отходящий в мир иной.

Мелочь, но приятно

Получил приглашение на празднование Дня российской и чувашской печати. Запомнился Анатолий Геннадьевич Аксаков своим горячим поздравлением всем работникам пера и телевизионной камеры. Неплохо смотрелся и Глава Чувашии Олег Алексеевич Николаев. И, конечно же, прекрасный концерт с участием талантливой певицы Уляндиной.