January 18th, 2021

Мелочь, но приятно

Оживился городской депутат Евгений Петров. Собрал молодежь. Пригласил меня, Ивана Семенова, активных деятелей молодежных организаций, бизнесменов. Ребята выработали конкретный план. Теперь будут собираться периодически.

Между прочим

В рамках общения депутатов Госдумы Аксакова и Молякова, депутата Госсовета Чувашии Семенова с выдающимися чувашскими спортсменами вскрылись многие острейшие проблемы развития спорта на чувашской земле. Всю эту информацию внимательно зафиксировал министр спорта Чувашской Республики. Я предложил поддержать стрелковые направления, в которых могли бы принимать участие люди всех возрастов. Такие примеры в Чувашии есть.

Не ко времени. 6

Очнулся в полной темноте. Не могу спать при свете, что естественном, что искусственном. Лишь тонкая полоска белого освещения из-под двери спальни сигналила: довольно поздно. Снов не было. Закрыл глаза, пытаясь еще, хоть на часик, забыться. Северный человек, подобно медведю, склонен впадать в спячку зимой. Субъект норы, пещеры. Зря Платон со своей пещерой – отблески, тени, белый свет, который не воспринимается разумом, зрением. Одни лишь больные фантазии. Не мальчик. Замечаю – никакого света (в том числе и разума) не нужно. Полежал минут пятнадцать в полной темноте. С большим трудом поднялся. Вестибулярный аппарат испорчен инсультом. Сел. В башке все завертелось, как барабан с молитвами в дацане. Голова как бы отделилась от тела. Встал, безголовый, рухнул обратно в кровать. Дождался, когда все встанет на свои места. Снова попытался встать. Вроде, удалось. Левая, инсультная, нога болела больше, чем обычно. Про суставы и говорить нечего – они мешают приседать, трещат. Расплата за физические истязания тела, длившиеся десятилетиями. После помывки смотрю на тело. Удовлетворяет в общем, хотя беспокоит сало живота. Оно наплывает крупными валиками на бедра, что противно. 15 километров пробежки каждый день (жена с ужасом причитала, что убиваю себя). Тупой, упорный, продолжал бег. Это у Земекиса в «Форрест Гампе» Том Хэнкс бежал несколько лет, сам не зная почему. Я же боролся с животом, бедрами, опоясанными жиром. Видел ужасные кадры липоксации, когда жир высасывается по прозрачной целлулоидной трубке. Бег помогал. Живота не было. Особого похудения тоже (89-90 кг). С 2008 года, с хромой ногой и вечно борющийся с мелкими мурашками рукой, каждый день проезжал десять километров на велосипеде. Нарцисс хренов! Желал выглядеть, как крепкий языческий парень. Только некому поклоняться. Одно – страх смерти. Гомо с рождения гниет, превращается в рухлядь. Не жир, а именно убегание от неизбежного служил горючим, весьма вредным. Противостоишь, собака, находишь внутренние силы – так и наказание будет неизбежным. Боюсь крови, стальных игл.
Раздвинул тяжелые шторы. На подоконнике зреют зеленые помидоры. Глаза заломило от света. Тучи. Мелкий дождь. Порывы ветра. Какой, на хрен, Селин с его «Путешествием на край ночи»! В ночи пребываю, никого в этом скорбном царстве видеть не собираюсь. Живот все-таки толст: кабинет, служебная машина. В Москве распухаю. Самочувствие оценивают по-разному – не болит ли голова, что чувствует. У меня все нормально, если ясно мыслит голова. Черт с ним, с костяным треском! Гляжу в окно, но мысли не появляются. Нет эмоций. Глаза на выкате. Тело – будто прикрыто мокрой горячей тряпкой. Температура. Звоню жене (в Москве ее нет). Спрашиваю, что делать. Она взволнована. Советует немедленно вызывать «скорую». Иду на кухню, съедаю половину холодного банана из холодильника. Охватывает муть. Недоеденный банан падает на пол. Стремлюсь к желанному унитазу, словно к Бахчисарайскому фонтану скульптора Омера. Хочу проблеваться в очко. Не успеваю. Глаза видят чудовищное: выламывая гортань на волю вырывается темно-красная струя крови с мелкими остатками пищи. Забрызгивается унитаз, кафель туалета. Кровь попадает на майку, в которой спал. Зрелище нехорошее. Вкус крови на губах. Морда испачкана, руки испачканы. Поднимаюсь, оставляя кровавые следы от рук на стенах. Колени дрожат. Пот струится по спине. Дотаскиваюсь до телефона. Испачкав и его кровью, трясущимися пальцами набираю «112».