January 11th, 2021

Заметки на ходу (часть 454)

Душе нужно равновесие. Разум и душа чтобы не выпячивались. Вот это самое равновесие души, как музыка – непонятно, отчего оно. То звучит, то - не звучит. Когда не звучит душа у одного человека – это еще ничего. А если не звучат души у всех? Это связано с запоминающимися песнями. Есть запоминающиеся песни – «Опустела без тебя земля», например, жива Пахмутова – и тут же присутствует равновесие.
Collapse )

Не ко времени. 1

Семьсот тридцать седьмой «Боинг» дешевой авиакомпании «Победа» шлепнулся с человечьей требухой на бетон посадочной площадки. Чуть тряхнуло, сил у меня осталось еще меньше. Они уходили во внутренние пространства. Циркач, канатоходец, пробираясь по жизни, не увлекаются чем-то одним. Физическая муть, удар шасси при посадке (командир хоть бы извинился!), пошляк Гарик-бульдог Харламов, озвучивающий в «Победе» взлет, приземление. Представьте: человек, «крестившийся» собачкой, желает удачного полета. С такими пожеланиями (псы в демонологии используются демонами тринадцатого уровня в качестве воплощений в телесное), может, и взлетим, да вот приземлимся ли – вопрос. Уровень барыг (интеллектуальный, естественно), владеющих «Победой», позволяет им этакие шутки. Мог бы уйти в эту сторону ощущений-размышлений. Но – иное: досталось тесное кресло «В». В прошлый полет, неделю назад, сидел в том же кресле «В». «А» и «С» заняли два бугая. Сам не маленький, но здоровяки вдавили в ячейку накрепко. Один на телефоне играл в «шарики». У другого футбол, который мне безразличен. Не мог даже развернуть «Новую газету», дочитать коряво написанную статью о негодяе Быкове, мужлане Лебеде, прочей красноярской шушере. Журналист «из глубины сибирских руд» доказывал, что вопрос о власти над Россией решался именно в этом месте. Статейку «добил» позже, дурной привкус пошлого романтизма и слабоумия надолго осел внутри. И сегодня самолет забит под завязку. Но в каждом седьмом ряду место «С» так и осталось свободным. Перед самым взлетом заскочила тоненькая девушка в очках, пропищала: «Мужчины, никого больше не будет. Садитесь на «С», а я к окошку, на «А». Здоровяки-соседи не отреагировали на призыв. Не услышав согласия, она, симпатяжка, полезла через мои колени, приговаривая: «Ничего, не вылезайте, я легонькая, хлопот не доставлю». Попутчики ворчали, но выполнили требование, сменили места. «С» нравится мне больше, чем «А» (а ведь оно у окна). На этом месте можно выкинуть руку в проход, без проблем пройти в туалет, взять багаж с полки. Соседка миловидна, приятно пахнет. Благоухание, идущее от ее шейки, снизило почти до нуля ощущение звериной мути. Организм сипел в тревожные фанфары нехорошее, но парфюм оказался средством, подобным легкой марлевой повязке. В эту сторону ощущений-раздумий не склонился полностью, читал грустную статью рок-нытика Пеликовского о смерти основателя группы «Fleetwood Mac» Питера Грина. «Проскользнул» между «псом» Гариком к приятной соседке. Говорю же – канатоходцы. Самолет присосался боком к гармошке-проходу. Одним из первых оказался на отполированном до блеска полу «внуковского» коридора. Здесь обрушилась усталость, когда увидел бесконечный «внуковский» проход, ведущий к выходу. Пришлось воспользоваться дорожками, вделанными в пол. Они немного облегчили движение издыхающего мужика.