October 15th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 100

Посетив Русский музей, остался наедине с собой. Новгородцы со своим амвоном и военный живописец сделали дело - привели каждый атом существа в движение. Любая вещь подвергается попытке анализа. Картина (как и слово) может быть сведена к трем моментам. Это, прежде всего, картина (некое изображение). Тут все - и академизм, и примитивизм, и абстракционизм, внешняя форма. Событие, данное в изображении, - внутреннее содержание, иногда упрощающееся до формы, пусть и внутренней. А вот и последний элемент - содержание, которое ни к какой форме («мостик» к простоте) сведено не может быть. Внешне эта «троица» (внешнее, внутреннее, содержание) атакует те же три «элемента» человека: он человек, он - «Моляков», он способен чувствовать, а также мыслить. Углубился в пустопорожний анализ, пересек площадь Искусств и побрел вдоль здания Филармонии. Солнце (а был уже вечер) вытворяло немыслимое, присоединив к желтым и малиновым оттенкам город, как вспомогательный материал. С утра больше возможностей прочувствовать, как небесное светило «растворяется» в улицах, домах, крышах. Но только Ленинград (и, прежде всего, вечером) давит на глаз полным «отстранением» от человеческого. Даже желтое здание Филармонии или кофейного цвета помещение гостиницы «Европейская», расположенной на противоположной стороне дороги, оставляют впечатление «громоздкой» темени. Тяжкое солнце, не освещающее улицы и дворцы, в «высасывающее» из них все цветовые соки: «Движение» внешней формы к внутреннему содержанию», - усмехнулся про себя. Это истечение вбирает в себя все, и только слабая разрешающая способность зрения оберегает от безумия.
Женщины потрепанного вида у входа в Филармонию раздавали рекламки. Не Сивиллы, но о чем-то пророчествуют. Тоже попадают в «нерв» текучего городского существования. На одном черном кусочке - реклама Симфонического оркестра университета. Собрались выступать в здании питерского Политеха. Вот - дирижер, молоденький Тошиуки Шимада, японец, Нью-Хейвен, США. Другая карточка извещала: «Санкт-Петербург Опера. Тридцатый театральный сезон. Репертуар на июнь 2018 года». Премьера: 27 и 28 мая 2018 года артисты будут давать «Фауста» Шарля Гуно. Голый, страшный гомункулус злобного вида «скукожился» до размеров клубочка. Огромные ноги и длинные пальцы рук оплетали хилое тельце с чудовищно выделяющимися на спине ребрами. Жуть неземного, непонятного, начинающего гнить. Схватил «черные метки» музыкального Ленинграда, спрятал в рюкзаке. Город в устье Невы трудно слепить в клубок, не поломав углы и шпили. Много тяжелого гранита. «Жевать» тяжело.
Андрей Белый дал хороший «внутренний образ» столицы с областной судьбой (Даниил Гранин) - кубы, шары, конусы и сенатор Аблеухов, как человеческое «внутреннее» содержание Петровского творения. Декорация Запада - нелепая настолько, что превосходит «подлинник» по стройности, красоте, противостоянии силам природы. Верещагин (как и Чайковский) - сказочные чудо молодцы (купались в живой и мертвой воде). Один - из провинциального городка металлургов, другой - опять же из заштатного Череповца, который только собирался превратиться в центр русской металлургии. Живая вода провинции, но лучшие ее люди стремились «окунуться» в «мертвую воду» декораций европейскости (не зря мелькает знаменитое «домино» на страницах романа Андрея Белого). Омывшись в «мертвой воде», текущей вдоль гранитных берегов, провинциальные ребята превращались в бессмертных, способных взять в полон весь мир. Разве не в «плену» мыслящее человечество у «Лебединого озера»? Разве не Нью-Йоркское жулье устраивало между собой «баталии», чтобы «отхватить» как можно больше полотен живописца, после которого рисовать по-старому было уже нельзя?