October 12th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 97

Много по свету поездил отставной моряк. «Механизм» художественного зарубежья отлично понял. Финансовая сторона осталась плохо доступной (крупно обжульничали мужика в США). Но мелкую сошку обманывать не стали бы. Акулы-америкосы обглодали крупную рыбу. Чуть беда не случилась. Серия картин на тему Отечественной войны 1812 года чуть было не осталась в Штатах. После Европы (много занимался у прекрасных педагогов в Мюнхене) были Индия, Япония, Филиппины. Пейзажи четкие, выверенные, как снаряжение боевого корабля. Могу вызвать критику, но Рерих - от Верещагина. И Рокуэл Кент, и прекрасный живописец, ученик Куинджи, Рылов («В голубом просторе»). Внимание к деталям столь же щепетильное, как у Ивана Шишкина (также выученика германцев). У Шишкина присутствует виртуозная работа с тенью, Верещагину не хватает времени, занимала работа с линией. Неизбежно возвращался на Родину. Когда обманули в США, денег на возвращение не было. Неожиданно помощь пришла от государя. Министр царского двора Фредерикс, перекрывая заманчивые аукционные предложения, вдвое переплатил за знаменитую серию картин Верещагина. Трудно представить знаковое полотно «Наполеон ожидает делегатов из Москвы», помещенным в музее Метрополитена. Преклоняюсь перед реалистами-передвижниками. Отнюдь не считаю застоем великолепные картины живописцев академического направления. Наслаждаюсь мастерством Бруни, вольными фантазиями, обреченными и дальше, веками, на службу крепкой живописной грамоте. Но должен быть основной «стержень», который стремились «переломить» передвижники и делали неподъемным академисты. И стержень - Верещагин. С этих позиций сделаны были серьезные открытия в культуре. Верещагин «окунулся» в бескрайние степи, выжженные пустыни Оренбургских, казахских, бухарских и самаркандских степей. Купил Василий Васильевич бричку, нагрузил всем необходимым. Тронулся в путь на юго-восток. Жара, пыль, засуха, пески. Трудно. Но молодого моряка не сломить. Чем степь, изъеденная солончаком, отличается от соленого моря? Были горячие ветра, пыльные бураны. Но были и десятки метких зарисовок, этюдов чрезвычайной, беспощадной четкости, которые чуть позже помогли в создании серии полотен на Туркестанскую тему.
Вхожу в пронизанный гением мастера зал. Налево - две потрескавшиеся створки дверей, которые послужили моделью для картины «Двери Тамерлана», заставляющей содрогаться от удовольствия. И еще работа - «У дверей мечети» - не обошлась без подлинника Среднеазиатской культуры. Движение - ужасное - уже скончавшегося солдата, которому пуля раздробила ребра, - совершенно новый прием в живописи. Это и не академизм, и не передвижничество. Выше. Экзистенция небывалой сложности. Таких «порогов» в искусстве немного. После легендарного фильма Стэнли Кубрика «Космическая одиссея» кинематограф не мог оставаться прежним. В нем самостоятельным «героем» становится музыка. В «Механическом апельсине» автор позволил по-иному, жутко, «интерпретировать» творчество Бетховена. У него австрийский гений обретает черты демона. Но и после Верещагина мировая живопись также не могла оставаться прежней. Временно «сжималось» противоречие импрессионизма и академизма. В «Цельнометаллической оболочке» живет тень Василия Васильевича. Кубрик не знал об этом. Художник шел дальше ужаса безразличия к смерти («После удачи (победители)», «После неудачи (побежденные)»). Мертвая голова русского пехотинца в руках варвара, равнодушно раскуривающий трубку солдатик рядом со штабелями приконченных башибузуков. Их просто расстреляли.

Между прочим

В Новочебоксарске на прошедших выборах победил Ваня Семенов. Работа продолжается, будто никаких выборов и не было. В таком темпе Иван Сергеевич намерен работать и дальше. Я же буду помогать молодым всем, чем могу.

Между прочим

Решил поинтересоваться, как Глава одного из сельских поселений Чебоксарского района сумел возвести к своему дому в деревне Шоркино приличную асфальтированную дорогу. На какие шиши?