September 16th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 84

Третий этаж - в дереве. Реставрация. Большой проем, сквозь который видны скульптуры львов и колонны второго этажа, перекрыт балками. Идем по широкому настилу, наши шаги гулко отзываются под потолком. Хорошо слышен топот и внизу, у входа в Зал заседаний Ученого Совета. На билетах черным опечатано изображение самой Академии. Музей огромен, в основном, расположен на самом высоком этаже, в цилиндрическом корпусе, соединенном проходами с внешним четырехугольным зданием. Начинается музей со слепков античных скульптур. Вся коллекция закуплена в XYIII веке в Риме. Предмет зависти москвичей. Вероятно, коллекция послужила толчком к созданию музея слепков в Москве, который позже превратился в Музей изобразительных искусств имени Пушкина. Далее - «Академический музеум», где собраны дипломные работы, выполненные на «отлично» великими русскими мастерами. Подход разумный: начинающие художники и скульпторы учились в классах у Репина и Сурикова, Брюллова и Иванова. Основа же обучения у мастера - копирование произведений, которые создавались преподавателями тут же, в Академических классах. На каждой работе, помещенной в «музеуме», - восковая или сургучная печать, удостоверяющая «золотомедальный» статус картины или рисунка. Рассматриваю работы рисовальщика Чистякова. У меня интересная внутренняя механика: как бы велико ни было живописное полотно, но графический рисунок мне ближе. «Дуализм» восприятия: цвет-линия мною неизменно решается в пользу линии. Она (линия) не должна быть игривой, витиеватой. Недопустимо, чтобы она «пузырилась», подобно цветовому пятну. Красочное полотно должно быть насыщено четкостью. Если бы был искусствоведом, написал исследование на тему: «Четкость цвета». Конечно, я против злоупотреблений, отдающих пошлостью («Черный квадрат» Малевича). Но цвет, «закованный» в линию, завораживает в работах Верещагина, Семирадского. Те, кто много путешествует, рисуя, бережно относится к линии. А еще художники-баталисты. Рубо не создал бы знаменитых панорам, будучи импрессионистом. Линия как ощущение, естественный вариант, жизнь. Противостоит хаосу и смерти. Известно, что мальчиков, взятых в академический пансион, прежде всего, учили начертанию линии без линейки. Некоторые воспитанники достигали такого совершенства в этой художественной «прописи», что углем, карандашом, чертили идеально ровно и быстро. Правильно: учить надо простому, не очень трудному. Пропись на бумаге есть краткое изображение жизненной прописи. И я, человек линии, с трудом справлялся с точными науками. Постижение их безусловных приемов доставляло чрезвычайное наслаждение. В университете, на первом курсе, «сила линии» сильна. Изучали краткий курс формальной линии в применении к высшей математике. Стало чудесно получаться. Весь курс просил меня решать задачи, и я милостиво помогал несчастным. В любом чувстве, размышлении необходима линия. Особенно важна она в любви и дружбе.
Я, М. и В. движемся к музею (единственному в мире), в котором не был. В XYIII-XIX веках, при сооружении «статусных» строений, сначала создавали их модели. Пустой зал. Посередине копия одного из петербургских соборов. Позолота, а по стенам развешаны элементы декора, также покрытые сусальным золотом. Перед тем как попасть в Белый зал, разглядывали резные каменные украшения древних русских церквей. И вот - чудо: помещение полностью занято копией Смольного монастыря. Захватывает дух от грандиозности замысла Растрелли. И в нынешнем виде грандиозный комплекс производит неизгладимое впечатление. А если бы все сделали, как задумали? Ни одно строение мира, даже египетские пирамиды, не сравнить с торжественным гимном стиля барокко.

Мелочь, но приятно

Знакомство с Головиным Анатолием Александровичем, руководителем «Новатора». Посетили вместе с кандидатом в районные депутаты Шогулиной Луизой Васильевной.