September 9th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 79

На выходе с моста два артефакта: направо величественное здание Академии художеств. Налево - новодел, изощренный памятник Доменико Трезини (парик, трость, камзол, башмаки с пряжками). За ним, в старинном здании - гостиница его имени. Идем в здание Академии, на работу к М.. Несмотря на ветер, тучи сомкнулись, припрятав в серых ворохах льдинки аквамаринового, залитого неласковым солнцем, неба. Массивные двери, ведущие в учебное заведение, не открываются. В одной из створок прорезана калитка, на металлической пружине. Через нее публика проникает в бастион русского художественного мастерства. У дверей подставка для велосипедов. Несколько штук оставлено хозяевами. Ни одна педальная машина не отличается дороговизной. Поражает складная «Кама». Маленькие колеса, а сам агрегат можно сложить пополам, уложить в багажник легкового автомобиля. Техника «бедноты» немытая, заляпана грязью. Не стоило бы пристегивать велики цепочками. Рухлядь красть не будут. Мелко как-то. Массивное здание, составляющее доминанту зданий на левом берегу Васильевского острова, и убогие велосипеды, студенты, одетые небогато, с потертыми холщевыми мешками для переноски холстов, натянутых на рамки, мужики с помятыми лицами. Посетителям музы позволяют проникать в храм. Но - через маленькую лазейку. Не удивлюсь, если через какое-то время учащиеся станут проникать в заведение через окошко, ведущее в подвал. За калиткой открывается мрачноватый зал - прихожая. В центре проем, ведущий во внутренний двор. Сюда же выходят лесенки (справа и слева), уводящие в учебные классы первого этажа. Посередине проема разместились охранники, имеется турникет, который не одолеешь без специального пропуска. Помимо малых лестниц, ведущих на первый этаж, имеются ступеньки, позволяющие попасть в просторные выставочные залы, хорошо освещаемые высокими полукруглыми окнами. Лестницы же, ведущие на верхние этажи, округлы, аккуратно обхватывают центральный проем. Уходя выше, исчезают за поворотами. В нишах - копии античных статуй, вазы из мрамора. Девицы с неприбранными волосами и интеллектуальными лицами сидят, согнувшись, на раскладных стульчиках. На коленях - большие жесткие папки с белыми листами. На них карандашами или углем девушки рисуют копии всего, что можно - скульптур, ваз, лестниц, полукруглых проемов, арок, колонн. Лучшие образцы иноземщины, утвержденной на мрачном побережье Балтики царем Петром Первым. Это не смешно: мальчики-девочки, упорно копирующие высокие образцы не нашей культуры, - бойцы царя Петра. «Птенцы гнезда». Их возят на Соловки, в Ладогу. Показывают иконы, а также лучшие образцы Новгородско-Псковского или Суздальско-Владимирского стиля. Но формирование художественного вкуса происходит в чужих стенах. Первые «всполохи» художественного Возрождения не только Симоне Мартини или Фра Анжелико. Раньше всех вперед «рванула» архитектурная мысль: Бруннелески с флорентийским куполом. Процесс «ломки» средневековых устоев носил противоречивый характер. Леон Батиста Альберти и Росселино. Великий путаник Микеланджело (опередил свое время своими же ошибками). Наконец, дальнейшее развитие отмечено достижениями Браманте. В здании Академии строители уловили не просто стиль, и неостановимый «процесс» развития западной архитектурной мысли. Мы, жители северных широт, насильно втянуты в него.