August 7th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 63

Странные болгары и однозначно прорусские сербы. «Болгары-братушки» - вот тебе и «братушки». Скобелев не болгар ли освобождал от турок? И те будто бы были благодарны за Плевну, Шипку-Шейново. Мировая война - и славянский болгарский народ оказался не с русской армией, а с австрийцами, немцами, вчерашними врагами, многовековыми угнетателями турками. Много нехорошего и об Антанте. Мундиры в перьях, пулеметы, гранатометы - хорошо. Но как неприглядна картина политических интриг! Обладатели власти не считаются с жизнью собственных народов. И немцы не прочь использовать Россию против англо-французского союза, и противоположная сторона искала надежный источник человечьего мяса, обутого в сапоги и обученного метко стрелять.
В июле 1905 года под Выборгом - семейная встреча: Николай (Ники) - Вильгельм (для своих - Вилли). У Вилли две задачи: Николаевские войска направить против Англии. В случае успеха можно потеснить островитян из традиционных сфер влияния, у Франции также оттяпать часть колониальных владений, еще раз ткнуть «лягушатников» мордой в дерьмо, как в семидесятые годы девятнадцатого столетия. Вилли и Ники засели на царской яхте «Полярная звезда», в местечке Бьерке, и Вильгельм рассуждал о выгодах союза России с Германией.  Но денег (займов) не обещал. Россия нуждалась в средствах (позорная русско-японская кампания). Бесхребетный царь внял уговорам германского императора. Подписали договор. О нем никто не знал, даже министр иностранных дел России Ламздорф. Шила в мешке не утаишь. Французы прознали о переговорах и документе, подписанном на «Полярной звезде». В дело вступил министр финансов Витте, а позже и «прозревший» Ламздорф. Сейчас не узнать, во сколько французам обошлось горячее желание Витте и Ламздорфа поддержать парижских банкиров Ротшильдов. Аргумент железный: немцы, сами готовящиеся к затяжной войне, денег не дадут. Французские крупные банковские спекулянты готовы их дать. Правда, в замен, в качестве залога, необходимо убрать с бакинской нефти Нобелей. Англичане поддакивали: «Выгодно. Соглашайтесь. Зачем вам жадная немчура!»
В ноябре 1905 года Николай мягкотело соглашается с Сергеем Юльевичем. В договор, подписанный в Бьерке, Николай внес такие поправки, что бумага для Германии потеряла всякий смысл. На этом можно остановиться. Пусть Германия, Франция, Англия свои корыстные обиды выясняют между собой. Мы продадим пшеницу и тем, и другим. Схема упрощена, «выпали» из повествования договор Извольского с Австро-Венгрией, Босния и Герцеговина, обиженная Сербия, балканский кризис в целом. Но метания Николая Второго очевидны. Что-то из смутного времени - Ляпунов, Болотников, Северная Земля, казачество, даже поляки с литовцами - то так, то этак. Маленькая Болгария - но выход к морю имела. Боялась это преимущество потерять. В ее политике сказалась непоследовательность российского старшего брата. Но во Вторую Мировую - что случилось? Почему народ, которому Россия так помогла, повернул штыки против солдата-освободителя?
Рассматриваю Российские боевые ордена. И - редчайший знак поощрения - георгиевское оружие. Сталь, серебро, золото. Не орудие убийства, а праздник для глаза. Бесчисленные экспозиции под завязку  забиты и красивыми, и смертельными артефактами. Что ж стесняться! Война всегда считалась делом почетным, сакральным. Мрачный праздник. Смерть - не преодолима. Как новогодняя елка. Вот вам и причина осторожного отношения к свадьбам, похоронам, военным подвигам. Матрос Кошка - матрос императорского флота, но, попробуй не признать его героем! Сталин оттого не праздновал День Победы, оправдывал тем, что неприлично, потеряв двадцать миллионов, «праздновать». Сегодняшний режим «праздник со слезами на глазах» использует в собственных экономических интересах «на полную катушку». Лживая конструкция рухнет. Не нужно лукавить: умерщвление миллионов - акт обыденный, а к убийству человек привыкает быстро.