August 6th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 62

Тень Распутина. Музеи революции (сейчас - политической истории) Москвы, Ленинграда, Царского Села - он, этот навязчивый дух, повсюду. В Музее Великой (Первой Мировой) войны небольшая фотография старца - волосы на прямой пробор, глазки-буравчики. Документов - целая витрина. Кто ругает мужика, кто жалеет. Музей придерживается нейтралитета. Но то, что память о Новых всплыла, словно труп из Фонтанки, - несомненно. Джунковский, шеф жандармов, «раскручивал» дело по ресторану «Яр». Будто бы, вусмерть пьяный, Григорий плясал, спускал штаны и обзывал Александру Федоровну (царицу) своей любовницей. Однако, дело основывалось на показаниях московского начальника полиции, сделанных месяц спустя после событий. Вот он, листок с показаниями, под стеклом. Джунковский, на основании этого «документа», клял Григория на приеме у Николая Александровича. Вырубова заявляет другое. Материалы по делу Мясоедова, полковника, отвечавшего за борьбу с революционной пропагандой в русской армии. Музейщики, пусть косвенно, выкрашены в чуть заметный в белогвардейско-монархический цвет. Зачем Мясоедов не предотвратил пропаганду левых эсеров и большевиков в окопах? Мясоедова казнили, но пустили слух о тесной связи полковника с военным министром Сухомлиновым. Цель - чехарда кадров. В итоге Сухомлинова заточили в Петропавловскую крепость (в дискредитации министра значительную роль сыграл великий князь Николай Николаевич). Этот князь разрушительной активностью напоминал Марию Федоровну, основательницу Марфо-Мариинской обители.
Мало места уделено деятельности «общественных организаций», которые поспешили взять на себя частичное тыловое обеспечение воюющей армии (Земгор - Союз земель и городов - «монстр», находившийся под руководством либерала, князя Львова, Центральный военно-промышленный комитет, Московский военно-промышленный комитет). Вырубов (заместитель Львова) был одним из организаторов этих странных общественных объединений. Военные вспомогательные учреждения очень скоро взяли на себя тыловые обязанности, а ближе к семнадцатому году уже поставляли вооружение. Как похожи эти организации на современные государственные корпорации! Жизнеобеспечение громадного войска в руках видных русских «друзей» царя. Центральный комитет возглавляли Тучков и Коновалов. В Питере «управлялся» с делами «старообрядец» Рябушинский. Трубецкой, Бебутов представляли «общественность», ворочали гигантскими материальными средствами. Князя Львова в войсках любили - источник обильных подарков «солдатушкам». Под влияние значительных денежных сумм подпали генштабисты - Маниковский, Самарин, Головин, адмирал Вердеревский, генералы Теплов, Кузьмин-Караваев, Рузский, Крымов.
Плакаты, прославляющие Земгор. Здоровые мужики, в рубахах, ухватившиеся за сохи, чудо кони, красные девицы, сердобольные селяне, несущие щедрые подаяния безногому инвалиду с Георгиевским крестом. И - Гаврило Принцип. Проскальзывает мысль: террористический акт серба - удачная спецоперация русских разведчиков. С подслеповатым анархистом поймали юного гимназиста.
При входе в музей висит картина - теракт отчаянного молодчика. На плазменных экранах теракт воспроизведен несколько раз. Безумный взгляд Гаврилы - в тюрьме, в бушлате. Вокруг глаз темные разводы. Фигура, чуть ли не более популярная, чем «старец» Григорий. Телеграммы Николая Второго родственнику Вильгельму, а также британским двоюродным братьям. Тексты жалкие. Подобие муждусобойчика. Подписи: «Твой Ники». Какой от Ники! Кровавые крокодилы. Что и стало наглядным во время революции.

Мелочь, но неприятно

Киря. Свой водозабор, стоимостью несколько миллионов рублей. Проект нарушался. Колодцы, те, что были, испортили. На ветку присоединили пожарные гидранты.