August 5th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 61

Когда лгут - неприятно. Когда вещают неправду по базовым явлениям (любовь, смерть, война), касающихся всех живущих, - это катастрофа. Зачем украшать, словно елочными игрушками, субъектов, идущих на смерть! Чего только нет в экспозиции - роскошные знамена с ликами Христа и высокопарными фразами! Нарушение баланса (в сочетаниях основных понятий) - также момент неискренности, а порой, лжи. Какие только варианты не предлагаются в сочетании любви-смерти! А война - любовь. Пьеса Володина «Пять вечеров» уводит зрителя от обыденности человеческого существования в условиях войны, в горные выси любви женщины и старого задиристого вояки. Добрый автор желает уберечь читающих и наблюдающих от ужаса человекоубийства. Выходит наоборот. Беда бойни превращается в нечто мистическое, сказочное. Гораздо честнее в этом вопросе Герман старший, в кинокартине «Двадцать дней без войны». В фильме есть потрясающий семиминутный монолог Петренко, летчика-отпускника. И, конечно, Платонов, спокойный до отрешенности, в «Реке Потудань». В Первую Мировую эстетика безобразного проявлена в дизайне формы офицера Австро-Венгерской армии. Навыки восприняли немцы в эсэсовских мундирах. Художник Шикльгрубер тоже из Австро-Венгрии. Медвежьи шапки, страусиные перья, золотая и серебряная нить, использованная в вышивке, украшающей офицерские головные уборы. Походный набор военачальников: портативные примусы, медная посуда, опасные бритвы, помазки, чашечки для разведения мыла, миниатюрные ножницы. Оказывается, генералам полагались походные фарфоровые сервизы. Ослепительно белые тарелки, соусник, хлебница, мельхиоровые приборы, половник в супнице. Супница - на маленькой спиртовке. Материальное обеспечение высших офицеров - на уровне - во всех армиях, принимавших участие в кровавой бойне. Генерал  (чаще всего аристократ) хлебает щи из мятого котелка - несерьезно. Красиво жить (особенно перед вероятной смертью) не запретишь. Военная форма великих княжон, императриц. Что сказать? Таких мундиров сейчас не шьют. У австрийцев офицерская круглая шапка (черная, каракулевая) украшена большим черепом. Металла (видимо, серебра) не пожалели. «Мертвая голова» появилась на эсэсовских фуражках. Скрещенные кости, узкие погоны, свитые из серебряных ниток. Набросились на немцев - фашизм, холокост. Но «корни»-то жестокой идеологии - австрийские. Война могла начаться уже в 1912 году. Сербы, ориентированные на Россию, затеяли выход к морю. Григорий Распутин выступал против начала боевых действий. Но сербы - союзники, их выход к Адриатике ослабил бы зависимость славян от Австрии. Австрияки начали сосредотачивать дивизии на границе с Россией. Николай Второй объявил частичную мобилизацию. За войну с Австро-Венгрией ратовал великий князь Николай Николаевич. Он давил, окружение давило на царя, и тот заявил о всеобщей мобилизации. Государственная Дума - за боевые действия России в ходе Балканской войны. Но, вспоминает Витте: «Пришел Распутин, в пламенной речи, лишенной, конечно, красот присяжных ораторов, но проникнутой глубокой и пламенной искренностью, он доказал все гибельные результаты европейского пожара - и стрелки истории передвинулись по другому направлению. Война была предотвращена». Царь встал на сторону Распутина и трезвого практика Витте. Много появилось наивных людей, доказывающих вредную фантазию: все западные страны руководствовались интересами прагматического свойства, русские же «бились» за принципы с христианской «подкладкой». Преуспевают в деле распространения мифов о принципиальности дамы (Нарочницкая). Клянут масонов и либералов.
Листаю электронные странички. Они (спасибо музею!) рассказывают об отсталой России, погрязшей в неразрешимых противоречиях и пережитках крепостничества и особенностях западных врагов и союзников. Хищническая грызня за передел колониальных владений и солидарное желание «запереть» Россию в границах Черного моря. Империи приготовили роль «пушечного мяса». Русские ресурсы и земли. Что Англия, что Германия, приготовились к захвату малороссийских, белорусских, прибалтийских, польских владений. Чтоб никто не мешал кровожадной Австро-Венгрии подмять южные славянские народы. России, помимо Константинополя, нужна была вся территория Польши, Бессарабии, укрепление позиции в Прибалтике и на Севере (Финляндия).