July 6th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 43

Шоссе на Выборг чужеродно. Ровное, до неприличия. Показуха. Залив сегодня спокоен. А когда ветерок? Волны не бьются о камни. Северное море под Зеленоградом сдерживает не гранитом, а крупным сыпучим песком. Давно бы берег, со стороны суши, схватку с водой проиграл. Гибкие ветвистые сосны проросли, уперлись, «держат оборону». Метров на десять от воды песок напитан водой. Ноги тонут. Выпрыгиваю на сухое место. Глубокие отпечатки быстро исчезают. В. тоже идет к воде, проявляет неожиданную прыткость, отскакивает от ластящейся мелкой волны. Замирает. Пристально наблюдает, как и его след либо замывается шелестящей волной, либо расползается в слое мокрого песка. По берегу тянутся седые косы намытого тростника, травы, камышей. Волна, отступая, оставляет тонкий пенистый след. Такой же извилистый рисунок повторяет толстая вязь белого, мертвого, камыша. Его, видимо, намыло зимой, когда волны круты и жестоки. Беру охапку жухлой травы, тащу к самой воде. Исполнение правила: в первых числах мая воды Питера - либо Невы, либо залива - должны принять мое трепещущее от холода тело. Вода кажется ледяной. Все же стягиваю куртку, джемпер, брюки. Все это проделываю, стоя на приготовленной подстилке. Берег пуст. Стягиваю трусы. Расставляю руки в стороны, закрываю глаза, оборачиваюсь к солнцу. Слияние с голубым небом, солнцем, блестящей голубой водой. Какая все-таки надоевшая оболочка, наша одежда! Голышом ощущаешь больше - тонкость кожи, ненадежность костно-мышечной конструкции. Что есть свидетельство прочности бурдюка с жидкостью по прозвищу «человек»? Сердце? Мозг? Слабо. Принимая бьющие в грудь мертвые лучи светила, доходит - ничего прочного. Проект тельца убог, его простегивает насквозь любое природное воздействие - вода, воздух, тепло, холод, мягкость, твердость. Природа лепила, да не долепила. В воду-то лезу для пробы - просто ли я кучка влажной слизи. Существенно (хотя и жалко) единственное - недоделанность. Неясно: бросили нас или кто-то, вспомнив, вернется и все-таки сделает нас хотя бы бессмертными. Бессмертие - всего лишь на порядок увеличившееся количество вопросов. Бог в человеческом понимании - кристальная песчинка мироздания. Очевидно, он - такой же бурдюк слизи, а может, рассохшаяся бочка с черным нутром. Прежде чем искупаться в воде, человек купается в пустоте. Однако, пора, преодолевая себя, ступать в воду. В. сунул руки в карманы куртки, смотрит. Ступаю на песок. Он - теплый. Обнадеживает. В Репино, как и по всему побережью, до глубины нужно тащиться долго. Скучно. Надо за что-то зацепиться. Справа - огромные круглые валуны ровной линией «тянутся» по мелководью. Вода из голубой превратилась в прозрачную, как стекло. Песок твердый, испещренный, как стиральная доска, бороздками. Гряда камней велика.
Когда-то, в древности, Посейдона занесло в Северный край. Обозрев убогую местность, бог поспешил прочь. Колесница неслась. На огромной скорости одно колесо приподнялось, и расстроенный владыка морей вторгся в пучину на одном колесе, и эти внушительные валуны - остатки Посейдоновой повозки.
Вот уж и по колено зашел. Минут через десять стоял в воде по пояс, рассматривал сквозь нее гладь песка, да и нырнул с головой. Не настоящее плавание: под животом-то нет глубины. Не то, чтобы тепло, но терпимо. Оглянулся. В. превратился в черную точку на фоне зеленой полосы сосен. Помахал рукой. Он не ответил. Долго бреду обратно. Не угнаться мне за владыкой морей и океанов. Жалкая я песчинка! Хорошо, что есть камыши в подстилке. Надевая носки, не чувствую мокрого песка. И, хотя ноги мокрые, в кроссовках им свежо.

Деловая переписка

Депутату Государственной Думы
Федерального Собрания
Российской Федерации
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Прокуратурой республики направленное Вами обращение о ненадлежащем проведении проверки по сообщению о преступлении рассмотрено.
Collapse )