June 9th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 28

Ошалевшие европейцы, с воспаленными нацистами во главе, так и не решили, что делать с Москвой. Столица СССР, по мере укрепления, тянула соки из бедных итальяшек, те построили русским изумительный Кремль. «Красные» колья иностранщины вонзили посреди православных церквей, и отторжения эта зубастая «шестеренка» не вызвала. Православие позаимствовали у греков. До сих пор рана гноится, не зажила. Православие, итальянцы - давно было. Ярость «цивилизованной Европы» обрушилась на Ленинград. Гитлеровцы постановили: стереть с лица земли. На берега Невы свозили из бедной, слабенькой Англии, из Франции, Германии, Испании гастарбайтеры и все, что Российской империи приглянулось. Произведения искусства, идеи. При этом русские богатеи, дипломаты, посланники, шпионы, монархи копались в европейских ценностях, как на заднем хоздворе - небрежно, лениво, вольготно. Смотрели, не нравилось - отшвыривали. В Музеях Лондона найдется ли столько сокровищ, как в Эрмитаже, Русском, Пушкинском музеях. Прихватывали собрания книг, рукописей, чертежей. Оценивали усилия нищих теоретиков. Ницше, поклонник Достоевского, не прижился. Макиавелли с «Государем» пронял Сергея Геннадьевича Нечаева. «Примерила» Россия и этот «пиджачок». Пуговицы и воротник с левым рукавом оставила себе, остальное выбросила за ненадобностью. Не Ницше, так Огюст Бланки. Не Бланки, так Маркс. Да и Маркс ли это? Срезали кусок ткани со спины, оторвали правый рукав, а подкладку перелицевали. Богатая полезными ископаемыми, территориями, пресными реками, укрытая от теплолюбивых западных жителей морозами, страна оказалась, в лице лучших своих людей, блестящим интерпретатором. Хотите не джаза в музыке, а «джаза» исторического - приезжайте в Питер. Плоды Запада грозная страна выставила у «коллег» под самым носом, возведя самый красивый город мира. Наглое спокойствие сильнейшего бесило лягушатников, швабов, морскую шпану из Йорка. - «Ах, вот вы как!» - шипели завистники. Россия своим существованием являла убожество, грязь, алчность, ограниченность людишек, случайно обогретых Гольфстримом. Уж сколько они точат «ножи булатные». Великие «импровизации» великих государств. Что делать небольшим народам? Евреям и вовсе худо: воюют со своей иссохшей пустыней тысячелетия. Недавно им отрезали кусочек каменистого побережья. Финны не «порывистые» украинцы (все порываются поскорее разбогатеть). И не безземельные евреи, чудом выжившие в пустыне истории. У них своя территория. Хельсинки (Гельсингфорс, база русского флота) - маленькая копия Ленинграда. Маленький народ притягивало к городу-монстру. Хотелось, как маленькому человечку, выделиться, встать на каблучки, ощутить независимость. Тяга к империи и отгороженность от нее - финская проблема. Для «западных» хищников финны были не очень удобны. Ленин, еще в 1906 году, в одной из своих работ, пообещал финнам независимость. Временное правительство поступило иначе. В Финляндии происходили революционные события. В воинских частях расстреливали царских офицеров, местным населением создавались Советы. Корниловское выступление. Финнов стали давить. Тут еще июль 1917-го. Финны не забыли обещания вождя революции, вступили в противостояние (главный - большевик Ивар Смилга). Власть начальников, готовых подчиняться приказам Временного правительства, стала «валиться», а после провала Корниловского мятежа и вовсе рухнула. Ильич из-под Сестрорецка перебрался к финским товарищам. Ради безопасности его поселили в квартире начальника Финской полиции Густава Ревно. Накладка: финские мародеры пытались ограбить винные и продовольственные склады. Ревно разогнал халявщиков. Те обиделись (рабочих бьют), устроили демонстрацию и блокировали дом Ревно. Ильичу пришлось чердаками уходить на другую квартиру, где его ожидала приехавшая из Питера Крупская. С ней он гулял по финской столице и (поскольку хорошо плавал), купаясь в Финском заливе, заплывал далеко от берега.