May 27th, 2020

Питер. 2 - 7 мая 2017. 20

Мюнхенская Пинакотека задумана для демонстрации новейшей живописи. Плоско и немудрено. В Новом Эрмитаже - «большие просветы» с итальянцами и испанцами: Сурбаран, единственная картина Гойи, Каналетто, Тинторетто, Тьеполо, Мурильо. Николай Первый пожелал сделать крыши залов из стекла для естественного освещения полотен. Лео фон Кленце заказ выполнил, и с В. мы видим сквозь чистое стекло потолка ярко-голубое небо, растворяющее тяжелый свет проклюнувшегося сквозь облака майского солнца. Немец (денег-то на строительство дали немерено) заложил в план следующее. Сногсшибательная парадная лестница: греческий стиль, шоколадного цвета колонны в дорической манере (русские мастера достигли совершенства в создании стюка - искусственного мрамора). Каменный пол с геометрическим узором из черных и белых шашечек. Желтые стены, распахивающие перед посетителями «ущелье», по дну которого бежит, словно белый поток, лестница на второй этаж. Именно эта лестница, а не барочная, Иорданская, считалась главной при входе в Эрмитаж. Скульптор Теребенев создал грандиозные фигуры мраморных атлантов, поддерживающих Эрмитажный балкон. С этих прекрасных изваяний начинается вход в Эрмитажные покои. Сегодня его двери открывают редко, а посетители попадают в музей со двора Зимнего дворца.
После «больших просветов» - зал крупногабаритных полотен голландских портретов (зал Ван Эйка, где предполагалось сначала разместить картины русских живописцев, расположен с другой стороны лестницы). Затем Шатровый зал (Малые голландцы). Малый итальянский просвет. Лоджии Рафаэля. Рыцарский зал. Наряду с залом Ван Эйка, с другой стороны лестницы, - зал Снейдерса, противоположный - зал Рубенса, двенадцатиколонный зал с запоминающимся интерьером. Лестницу Нового Эрмитажа называли не только Теребеневской. Была она и Халтуринской (при Советской власти), в честь Степана Халтурина. Миллионная улица, идущая вдоль здания музея, называлась именем знаменитого террориста.
На первом этаже залы античной скульптуры. Самое ценное изваяние - «Афродита Книдская». Копию скульптуры Праксителя раскопали в Риме в 1718 году, и царь Петр пожелал ее приобрести. Деньги были уплачены, но Папа Римский отказался давать разрешение на вывоз. Понтифику русские пообещали мощи Святой Бригитты, которые хранились у шведов. В итоге глава католической церкви подарил каменную голую женщину русскому императору. Петр приказал сделать в Летнем саду укрытие для Афродиты, и зеваки могли увидеть обнаженную красавицу. Но не с близкого расстояния, поскольку изваяние оберегал вооруженный патруль. Потрясение: голую бабу охраняют бравые гвардейцы. Бритье бород, камзолы, табак и кофе были менее революционны. В XYIII и в XIX веке обнаженные изваяния уже не вызывали протестов. Хотя старообрядцы и называли Петра антихристом, а то и дьяволом во плоти. Кленце, на втором этаже, придумал длинный неширокий зал, расписанный в античной технике энкаустики. Здесь великие творения Кановы и Торвальдсена. Потолок разделен плафонами. В центре их - сцены из античной жизни. Паркет наборный, украшенный геометрическими фигурами. Только теперь это круги. Зал бело-зеленый, и освещение, бьющее в плафоны, сочетается с обнаженными нежно белыми изваяниями скульпторов. Многочисленные бюсты.
В. приближается к шедевру. Антонио Канова. Франция. 1790. Амур и Психея. Писал об этом восхитительном творении. Идеальное лицо крылатого бога любви несколько оценивающее. Он, обладая огромным опытом в подотчетной области, разглядывает лицо на все готовой женщины. Кажется, легкокрылый в раздумье. А может, оценивает: как поточнее впиться в губы млеющей жертвы. Мягкость идеально обработанного мрамора нереальна. Известен вес мрамора. Творение тяжелое. Но громоздкости не чувствуется. Амур, хорошенько исследовав лицо Психеи, может взмахнуть крыльями и улететь. Закрываю глаза, вижу, как уверенный в неотразимости соблазнитель планирует в нешироком зале и скрывается за дверью. Чего голому-то не летать! Эрмитаж наполнен теплым сухим воздухом. Молодец Кленце: правильно понял предпочтение царя Николая Первого. Прямое развитие, а не застой, как в Мюнхене: Египет - Византия - Россия.