April 1st, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 56

Семья крестьян: бородатый мужик в домотканых портах и рубахе. Веревка подпоясывает серый мешок блузы, ниспадающей почти до колен. Кривые ступни босы. Нет обуви у четырех детей, жмущихся к бородачу с впалыми глазами. Пацанята, как и отец, облачены в серое. Взгляд мужчины, со столетней фотографии, проникает от груди до позвоночника. Не боюсь совпадения личностных «волн». Чувствую родню. Шепчу: «Потерпи, брат, осталось немного. Скоро наши придут». 1913 год. За стеклом, как великая ценность, «моя» давнишняя одежда для холодов: кучерявая папаха, армяк, та же рубаха и порты, прижатые снизу ослепительно белыми онучами, перевитыми крученым лыком. Лапти - легкие, смешные, из желтой бересты. Рядом - рогатина-трезубец. Все из дерева, а зубья острые, тонкие. Целый стожок сена можно подцепить. И - единственный, блестящий, металл во всей композиции - хищный язык ехидны - коса. Заплечная котомка. Каждая молекула моего естества принимает со сладким узнаванием и шапку, и онучи, и рогатину. И снова: здравствуйте, братья! И тут же, за стеклом музейного стенда - зимняя форма солдата (того же онучного Вани, но научившегося стрелять и колоть врага штыком). Высокая папаха, серая длиннополая шинель. Выглядывает гимнастерка, галифе светло-зеленого, болотного, цвета. Ремень. Подсумок для запасных ружейных обойм. Сапоги (а не ботинки, как у французов и англичан). А ведь под гимнастеркой и штанами невиданное для Вани достижение культуры: белая исподняя рубаха и такие же кальсоны с завязками. Миллионы крестьянских детей полегли, покалечены! Но, и шаг вперед - белые кальсоны. Удобно. Сколько исподних рубах изорвано, чтобы перебинтовать раны! Алая кровь на белом материале, ослепительном снегу - знак русской войны. И - красавица (ни у кого из воюющих армий такого чуда не было) - стремительная винтовочка-лебедушка Мосина. Штык - молодец. Не было бы миллионов, хорошо обученных, смелых, вооруженных русской буржуазией, крестьян - не было бы никаких революций. Знамена: «Свобода или смерть», «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов». Перемешаны с флагами, хоругвями черносотенцев: «Союз русского народа», «Союз Михаила-архангела». Вот прапор лихих анархистов: череп, кости, черный цвет. Под знаменами, словно надежный станок-труженик, пулемет системы Максима. Шестиствольный миномет Обуховского завода. Черная дверь шлиссельбургских застенков: тяжелая задвижка, ниже запора с замком окошечко-дверца для просовывания миски с баландой и кружки с водой. И это, внутренне, подсознательно, знакомо. Председатель Петросовета Троцкий. Умен. Беспощаден. Сосредоточен. На плазменном экране: в архангельском порту разгружают английские танки - уё…ща, французские броневики. Тяжко переваливаясь в штормовой пене, прут по морю линкоры. Тень подлодки. Белый след торпеды. Взрыв. Эсминец лопнул пополам, люди-букашки ссыпаются в бездну. Смешно подпрыгивая, марширует вдоль замершего строя полкан-император Николашка. Усы и лихо заломленная фуражка с овальной кокардой. Взмывают, подгоняемые ветром, бипланы-истребители. Летит, невысоко над землей, восьмимоторный гигант-бомбардировщик Сикорского. Из-под брюха сыплются бомбы. Коротко стриженый, Милюков с какими-то думскими хмырями в фойе Таврического дворца. Кожаные штаны, куртка, шлем русского авиатора. Плешивый полкан возле своего вагона в Могилевской ставке после подписания Манифеста об отречении. Какие-то солдаты прикладами сшибают царских орлов с фронтона здания. С возрастом начинаешь больше любить документальные фильмы.

Деловая переписка

Депутату Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации
И.Ю.Молякову


гр.Степанова С.Н.

Обращение

Уважаемый Игорь Юрьевич, мы жители д.Мокшино Чебоксарского района Чувашской Республики 14.11.2019 года в ходе прямой линии с бывшим главой Чувашской Республики М.В.Игнатьевым задали ему вопрос и просьбу: «Когда в деревне Мокшино будут построены дороги по улицам Гагарина, Новая, Камышовая. И когда на строительство этих дорог будут выделены финансовые средства из республиканского или федерального бюджета. Т.к местный бюджет никогда не осилит своими силами (финансами) построить хотя бы щебенчатую дорогу».
Collapse )