March 27th, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 53

Соучастие в угнетении самих себя. Способствуют этому литераторы, интеллигенты. Объясняют. Следующего шага - поступка - ради подтверждения правоты собственных выводов не делают. Жертвовать, вдохновившись речами телевизионных оракулов должны другие. Понимающее ничегонеделание. Духовный онанизм. Кропая стишки, почитывая и пописывая - оглядываюсь: кто знамя поднимет? Никто. Мыслишки убоги. Иду путями Василия Васильевича Розанова. Он знал: литература, в особенности поэзия, способны отразить актуальное. И вот: «По содержанию литература русская есть такая мерзость, такая смесь бесстыдства и наглости, как ни одна литература». Первобытный народ, дикость несусветная («МММ», Кашпировский, Чумак) - а писатели: как они любили и о чем разговаривали. Выпали из политики поэты. Ею не занимались. Считали делом низким. «Мерзость Гоголя развалила Россию» - это Василий Васильевич. Салтыков-Щедрин - упырь, насосался русской крови и, сытый, отвалился в могилу. Множество русских поэтов, писателей тайно или явно не любили Россию. Пример - Чехов. Они злобствовали, а никто «на дыбы» не вставал. Единицы чувствовали безысходность. И вот - террористическая «Народная воля», а за ней - левые «социалисты-революционеры». Но уже в конце семидесятых годов девятнадцатого века возникла трещина. «Черный передел» начал тихо угасать. Террористы-революционеры («крестьянщики») вынуждены идти на контакт с «Северным Союзом русских рабочих». К декабрю 1879 года оставалась одна надежда - на руководителя «Союза русских рабочих» Степана Халтурина. Степан в спорах с Желябовым и Михайловым советовал не рассуждать о малочисленности пролетариата в России, а учитывать его организованность в рамках технологического процесса и отсутствия у рабочего материальных ценностей. Лишь одно владение - рабочая сила человека. Халтурин терпеть не мог скулежа по поводу «святости» православных, особой «духовности» россиян, а также уникальных возможностей крестьянского «мира». Придерживался немцев - сухих, четких - Лассаль, Лафарг, Энгельс, Маркс. Чужак, одним словом. Но что делать! Народовольцы таскали ему динамит для подрыва дворца. В 1905 и, особенно, в 1917 правота Халтурина, благодаря гению Ленина, предстала во всей грозной полноте.
В 1918 году «левые» эсеры подняли бунт против партии рабочих, матросов, солдат (началось с провокации Блюмкина). Получили по зубам. Мария Спиридонова успокоилась навсегда. Немногочисленные революционные организации, однако, вслед за поэтами и беллетристами, вкачали в темные головы населения одно: недоверие к власти, государству. Нигде в мире анархисты не вытворяли того, что они проделывали в южных степях бывшей империи (Кропоткин - и практик: Нестор Иванович Махно).
Гриневицкий и команда «грохнули» Александра Второго не сразу. Император в шоке, не чувствуя смертельных ран (дневник фрейлины Толстой), встал у обломков экипажа, перекрестился, сказал: «И на этот раз Бог меня спас». На что из толпы зевак крикнули: «Ну, это мы еще посмотрим!» Розанов, февраль 1917: «Что же осталось-то? Ничего! Русь слиняла в два, максимум в три, дня. Остался подлый народ. Мужик на улице: «Из бывшего царя надо бы кожу по одному ремню тянуть». И что сделал царь серьезному мужичку?» Мы же спросим: «И что же сделала Советская власть толпам мужиков и теток, которые с ненавистью куражились под началом клоуна Ельцина и иных психически неуравновешенных личностей на проспектах и площадях обеих столиц? Где сегодня Боровые, Ханины, Селюнины, Артемы Тарасовы? Тихо ушел в мир иной «козлище» Сергей Мавроди. Бараны, что и сто лет назад, остались».

Деловая переписка

КАБИНЕТ МИНИСТРОВ
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета ЧР И.Ю. Молякову

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Кабинет Министров Чувашской Республики, рассмотрев Ваше обращение от 23 декабря 2019 г. № 12-68 по вопросу строительства в Чувашской Республике Центра ядерной медицины, пересланное Управлением Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций в адрес Кабинета Министров Чувашской Республики, сообщает следующее.
Collapse )