March 3rd, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 35

Очнулся. Маленькая девочка тыкала в лицо желтым шариком. Мать, стоя у двери вертолета, встревожено говорила: «Не трогай дядю. Отойди». С опаской поглядывает на меня: вдруг пьяный, очнусь, могу девчушку смести неаккуратно. Ракурс изменился. Видно, что за земноводным ящером Геной возвышается игривая группа бронзовых ангелочков. Взялись за руки, весело кружатся. Пляска происходит в плоской чаше. Широкая лестница волочит белый мрамор ступеней на следующий этаж. На противоположной стороне такая же чаша и тоже трое развеселых мальчишек. Девочка прячет за спиной шарик, с вызовом говорит маме: «Не дам». Горько отвечаю: «Пусть будет твой шарик. Мне - не нужно». Вздохнул, вылез в зал. Увидев, что осталась одна, малышка, как маленький мотор, начала тарахтеть и канючить. Мамаша, увидев, что я выбрался из тесного салона, юркнула к дочке. За ней - два пацаненка: «Мама, мама! Мы с тобой. Тоже хотим!» Мамаша втягивает будущих авиаторов внутрь салона. И мать, и братья настоятельно упрашивают девочку успокоиться. Напрасно. Послышался мощный для маленького тельца плач. Мне нравятся вертолетные лопасти. Когда машина на земле, они, мощные и длинные, красиво изогнуты. Сильные степные травинки, которые ветер пригнул, но не переломил. Под бурные девчачьи рыдания лопасти опали еще сильнее. Почитаю это изделие больше, чем компьютер. Какой великолепный сплав использован для достижения супергибкости! Совершенство редкого рукотворного произведения достигает красоты поэтической рифмы, Бетховенской «Лунной сонаты».
Вздохнув, пробираюсь к отделу моделей. В начале семидесятых прошлого века клеящиеся модели были патриотичны: «Варяг», «Потемкин», «Аврора», истребители ЯК-3, танк Т-34. Сегодня - гитлеровские образцы техники, убивавшей наших солдат, мирных жителей. Клеит мальчонка танк «Тигр» и через тактильные ощущения впускает в душу броневую мощь европейских варваров. Когда начнутся настоящие боевые действия, и «Тигр» («Леопард») попрет на наш окоп, дух будет на ¾ разоружен.
На выходе юноша (по виду - студент) сует рекламку: «Бары гриль шашлыков». Десерт в подарок, - оповещает листочек. Есть еще подарки: блюда с названием «Комбо» обойдется в 199 рублей (а вдруг «Комбо» - простая трава?). Спускаюсь к станции метро «Охотный ряд». Начинаю подъем на Тверскую. В голове крутятся блины с творогом за 59 рублей, вареники в облепиховом соусе (99 рублей). А еще (и тут уже пошли вкусовые ощущения во рту, бурно стала отделяться слюна) куриный омлет и вареники в вишневом соусе со сметаной. И все - со скидкой в двадцать процентов. Тратить деньги на омлет не собираюсь (философия моя, как едока, известна - дома и попроще), но вкуснятинку-то можно вообразить? Чревато, конечно, слюнка течет. Чувство плотоядности перекрывает размышления о тормозе - православии и пружине-католицизме. В магазинчике, упрятанном в подворотне сталинского парадного домины, пришлось купить тульский пряник за сорок восемь рублей. Жую, глазею на часы по три тысячи долларов (у меня - наши часы «Слава»).
И вот - Музей современной истории. До этого - Музей революции (вооруженного восстания, на которое, по международным законам, народ имеет право, если жизнь становится невыносимой, а режим собирается брать налоги с дождя и чистого воздуха). В XIX веке - английский клуб. Решетка. На воротах - два белых поджарых льва, раззявивших пасти. Перед входом - лысый скверик, скорее, палисадник. После контрреволюционного переворота девяноста первого года толпа идиотов затащила в палисадник обгоревшие останки троллейбуса. Словно живое существо, машина, погибая, выбросила в воздух штанги, соединявшие электромотор с кабелем. Как противны люмпены-идиоты, притащившие обгорелые останки, и сам троллейбус. Заметили: Рогатый «огарок» пугает туристов, доходы от посещения падают. Да и алкаши, доставившие обгорелую груду, давно спились. Уродство выкинули на свалку.