March 1st, 2020

Заметки на ходу (часть 410)

В России пустоту заполняет женщина. Во мне сидит испорченность, которую воплотил Ричард Бах в своей чайке. Пустота свободы – мне по душе. У Тарковского, в «Солярисе», об этом сказали Крису доктор Сарториус и математик Снаут. Кельвин колупался с мертвой женщиной, с самообучающейся зомби – воскресшей женой. Восставшая из мертвых женщина, покончившая самоубийством жена Криса, была «скроена» по-русски –хваталась за живого мужа, смотрела ему в рот, не могла жить без него. Не настоящая, а правило – муж и жена одна сатана – соблюдала.
Collapse )