February 16th, 2020

Заметки на ходу (часть 408)

Двое возбужденных – я от мыслительной страсти, Поклонский от болезни и похоти – орали посреди комнаты. У меня были выпучены глазки, Андрей тяжело, грозно дергался.
«Верно, - кричал я, - как кабан свинью. Или, когда Симоне у Висконти всаживает в Нину нож. До рукоятки, в живот – вот тогда у женщины бывают такие глаза. Тогда нет ничего на свете глубже этих глаз, нет ничего блаженнее. Потому что в них – либо смерть, либо новая жизнь». Тут я произнес фразу, которую при Андрее не нужно было произносить – безудержная похвальба юноши и бестактность вновь посвященного: «Я такие глаза видел. Они и их глубина – только мои. За такое выражение глаз готов убить кого угодно. Никому не отдам, потому что причина этого выражения – я и только я».
Collapse )