February 11th, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 21

Пишут: в 90-м году Марфо-Мариинская обитель возродилась. Жизнь сложного социального организма, начавшись, не может прекратиться, а потом возродиться. Княгинюшка была хоть и бедна, но не проста. Все-таки дочка королевы Англии - Виктории. Отец - великий герцог Гессенский Теодор Людвиг IY. Девочку назвали Лизаветой. Когда из Дармштадта Алису привезли в Петербург на смотрины к Романовым, состоялась встреча будущего царя Николая Второго и его будущей супруги, младшей сестры Лизы Дармштадтской Алисы. Муж Дармштадтской принцессы с супругой в 1887 году прибыл в Иерусалим, и там Елизавета Федоровна, пораженная красотой храма Марии Магдалины в Гефсимании, заявила о своем желании быть похороненной в этом месте. Приняла православие, хотя папа Теодор и мама Виктория были против. На самом деле трудно сказать, имелся ли факт сопротивления, конфликта. Но после гибели Сергея Александровича Елизавета начала чудить жестко. Нет бы, принять обет послушания и скрыться навсегда в одном из русских монастырей. Чиновники Синода были бы рады. Но княгиня сплачивает вокруг себя женский коллектив особого рода - женщины могли быть послушницами божьими двух видов: просто монахини, «неполные», особенные Христовы невесты - могли уйти из обители, вступать в брак, создавать семью, рожать детей. Коллектив - христианский, но не православный, а скорее, англиканского (с уклоном в протестантизм) типа. Княгиня - кто? Настоятельница? Но тогда честь по чести принимай монашество, проходи все положенные по службе ступеньки иерархии. Но Елизавета подобного не желала. В Синоде беспокоились - попытка утвердить в православии институт диаконисы, что считалось ересью. Некая вдова вознамерилась поломать важнейший устой системы. На роялях играет. Имеет покои гражданского свойства. Прибившиеся к обители несчастные женщины четко организовались по направлениям - сбор пожертвований, раздача еды нищим на Хитровке, лечение, уход за убогими, приют детишкам, школа, профессиональная подготовка (из нищенок готовили швей). По-западному - рационально. С пользой людям, но и работа на благообразный имидж княгинюшки-страдалицы. Слух о необычайной настоятельнице (на Руси страсть как любят необычайные сказки!) разнесся по женским монастырям: можно уйти, обзавестись мужичком и семьей, а настоятельница может заниматься коммерцией с пользой для бедных и для себя. Елизавета написала Устав своего полухристианского, полуправославного объединения. Подала проект в Синод и Сенат. Принять подобные вирши, закрепив за ним статус официального документа? Немыслимо! То «Манифест Коммунистической партии», то «Устав» княгини Елизаветы Федоровны. С ума сойти! Но полуангличанка-полунемка с надменным ликом «перла», как танк, к достижению поставленной цели. Доложили царю Николаю. Что делать? Ведь не какая-то Вера Фигнер с Засулич активничают, а старшая сестра папы Алисы, матери наследника. Вопросами «Устава» царь занялся лично.
На старинной фотографии маленький лысоватый полковник сидит в покоях родственницы Елизаветы. Она - в наглаженном белом одеянии, холодная и изящная, как лебедушка. Пьют чай. Варенье, баранки, самовар. Николай перед бабами, как всегда, не устоял: жена ныла - Гришку Распутина оставим в покое. Сеструха жены устроила «веселую жизнь» - подписал фактически протестантский по духу «Устав». После этого кое-кто удивляется - почему в 17-ом Николашу покинули: и народ, и знать. Не понимал дядя, любитель роз: ты - царь. Должен в такой стране, как Россия, быть не просто мужичком-подкаблучником, но строгим деятелем: усы, сабля, сапожищи, звериный рык. В общем, оказался Николай не папенькой Александром III. Тот бы вопрос бабскими небезобидными играми в «Уставы» (фактически противоречил каноническому своду - церковной Конституции) быстро бы прекратил.
То, что с этим монастырем что-то не так, понял, проходя мимо привратной церкви.