February 7th, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 19

Швыдкой, будучи министром культуры, обошелся не очень хорошо с Бременской коллекцией. Сторонники русских интересов договорились с немцами: десять рисунков (Дюрер) оставляем навсегда у себя. Страна-победительница имеет на это право. Остальная часть (более трехсот рисунков) «уходит» в Германию. Частями и постепенно. За каждую часть - деньги, на которые можно отреставрировать разбитый фашистами памятник зодчества. После выполнения работ - новая партия и новая реставрация. Контроль за Академией наук и центральными реставрационными мастерскими.
Переговоры шли мучительно. Наши держали оборону стойко. Война не кончается с последним выстрелом. Это лишь половина истории. Схватка длится десятилетиями. Специалисты из Германии узнали: член переговорной делегации, Савва Ямщиков, - дитя войны. Отца ранили под Москвой, а вскоре родитель скончался от ран. Были еще люди, опаленные войной. А это - не зыбучий песок. Кровь родного человека. Вуди Аллен в «Спящем» говорит: любовь и смерть - безусловны, все остальное - дым. В России из этой «двойки» выбирают смерть. Володя Ульянов (старший брат), Жорес Алферов (старший брат), Савва Ямщиков (отец). Каждого возьми в наших краях - та же история. Хоть Пушкин и великий «путаник» (поэзия должна быть чуть-чуть глуповата), но: «Я знаю точно, дело прочно, когда под ним струится кровь». У нас такие же люди, что на побережье Средиземного моря и Атлантики. Иной лишь план, по которому развивается история. Люди в ее «тисках» приходят к базовым понятиям: кровь - одно из самых важных. Вот тут - не побежденное христианством язычество. Христианство в России обюрократилось, «легло» под власть (на Западе хуже - христианство веками само представляло собой государство). Десятки миллионов крестьян «мудрили» с Иисусом, как могли (сектантство, старообрядчество). Но сильнее всего - древнее кровавое язычество. Фашисты оттого проиграли нам первую часть битвы, что старались возродить и насадить язычество («Нибелунги» Фриц Ланг, «Триумф воли» Ленни Рифеншталь). Поздно, ничего не получилось. «Головы» много, «сердца» мало. А в России «кровь» не исчезала. Купались в ней духовно, физически. «Ельцинские» негодяи променяли великое достояние на пошлость: «Голосуй сердцем» (подспудно: «Не думай мозгами, прислушайся, о чем шепчет кровь предков»). В СССР не позволили пачкать святое (сокровище духа - фильмы «Петр Первый», «Александр Невский», «Суворов»). Грозные язычники свешиваются с носовой части крейсера «Потемкин» у Эйзенштейна в «Октябре». Ленин, вставший на площади перед Финляндским вокзалом на башне броневика - языческий идол, которому поклонились тысячи темных крестьян в солдатских шинелях. Ильич продолжил, в качестве теоретика, Марксово учение тезисами об империализме. Но, как практический руководитель восстания, он поднял из сердец народа языческое чувство крови. Восприняли прием сугубые католики-латиноамериканцы, провозгласив: «Свобода или смерть!» Лохматый Иисусик с путаными проповедями мелковат перед верой в «кровь». Представители германской стороны, узнав про отца Ямщикова, поняли: парней не надурить. И подписали бумаги, согласившись с русскими. Но Швыдкой (демонстратор порнофильма) отдал проигравшим величайший трофей - коллекцию. И без всяких условий.
Подошел к Марфо-Мариинской обители, где располагалась в свое время Центральная реставрационная мастерская.