February 4th, 2020

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 18

Точки нашего исторического сопротивления - не Москва (по Слуцкому, город на «песчаном» фундаменте). Населенные пункты «Золотого кольца». Псков. Новгород. Археологи. Художники. Реставраторы. Большевики создали Комиссию по культурному наследию. Игорь Эммануилович Грабарь с коллегами грамотно отделили «зерна» от «плевел». Новой власти нужна культура, образование рабочих и крестьян. Царская Россия - малограмотная страна. Но власти не нужна и церковная идеология, которую попы пытались (и сейчас пытаются) связать с культурой. Академик Янин, сразу после Отечественной войны, приступил к археологическим исследованиям в Новгороде. Сталин принял решение усилить (и материально) работу центральных реставрационных мастерских. Янин - путаник в вопросах идеологии. Говорит: «Бывал в Италии. Тамошние кичатся культурой. Я им втолковываю, что многое взяли с Запада. Но и Запад немало позаимствовал. Во флорентийском монастыре Сан-Марко ощущение, словно попал в храмы Новгородчины. Фрески Дионисия. Ферапонтов монастырь. Не совсем верно: наши - ваши. У нас грамота распространена не меньше, чем в ваших краях. В Новгороде наша экспедиция обнаружила не только берестяные записи мальчика Онфима. Нашли более девятисот текстов. Дела судебные, хозяйственные, личные. Какой-то монашек выписывает отрывки из Псалмов Давида. Остромирово евангелие (первый перевод библейских текстов на славянский язык) создано на пятьдесят лет позже (1056 год) новгородских библейских переводов. Новгород и Бремен - ганзейские города. Один из немецких рыцарских орденов сделал город своей столицей. О «чистоте» нации. Нет абсолютно чистых рас. Новгород, Псков - финно-угры и пришедшие позже славяне. Все поморы таковы. Юг - славяне смешались с половцами, печенегами, одним словом, с кочевниками. Глупо рассуждать про «окно», что в Европу прорубил Петр. Зачем что-то «рубить», если дверь веками распахнута! Через те же Псков и Новгород».
За культуру, но против бюрократической прислужницы власти - Синодальной церкви с официальным православием. Без так называемого «тоталитаризма» как можно отделить церковь от гражданского общества? Какими силами? Академическими проповедями? Весь исторический опыт свидетельствует: безболезненно это не проходит. Жить при церковной организации ловкачам выгодно. Корочка хлеба найдется всегда. Не кочегаром стоять. В МГУ в отряд бойцов, противостоящих западному высокомерию, вооружившись фактами, после Второй Мировой вступили: академики Арциховский, Рыбаков, Лазарев, Губер, Василенко, Павлов, Некрасов. Были специалисты в Государственном Историческом музее - руководитель отдела нумизматики Сиверс. Он опекал молодого студента Янина. До революции Сиверс был видным российским бюрократом. А начинал службу в Министерстве иностранных дел под началом канцлера Горчакова. Горчаков же - лицеист, друг Пушкина. Время - не бездна. Короткая дистанция. Пушкин - Горчаков - Сиверс - Янин. Масштабные люди. Противоречивые.
Тактика Янина правильная: в области архитектуры, фресковой живописи ответим недоброжелателям фактами. Любят у нас «завертывать» факт в «вату» иных увлечений. Янин - коллекционер граммофонных пластинок. Десятки тысяч дисков в отличном состоянии. Сиверса хобби «кормило» после революции. Собирал монеты для себя. Стал собирать и хранить для государства.
Академик Раушенбах уважал древнерусскую икону. Знал: в монастыре Сан-Марко есть репродукция с «Троицы» Андрея Рублева. У Советского государства получали зарплату, удовлетворяли недешевые увлечения, а «вздыхали» по царским временам. Об этом знали гитлеровцы. До войны в Новгороде насчитывалось 45 тысяч жителей, после войны, в землянках, ютилось чуть более пяти тысяч. Враг бил по храмам и монастырям. На девяносто процентов город был разрушен. Надо бы снести оставшееся. Советская власть стала скрупулезно восстанавливать, прежде всего, Новгородскую Софию. Других специалистов, кроме старорежимных, не было. Им и поручили реставрацию.