December 24th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 144

Смотришь из Петродворца на Васильевский остров - словно осколков стекла накрошено. Залив, берег - не разобрать: где суша, а где вода. Зимой - белое, летом - серое. Но однажды прошлись по суше мотыгой - чуть взъерошили лес, густо насыпали, намусорили. Малиновое солнце, неожиданно зацепившись, выхватывает пронзительно острый блик - разгоревшееся окно. Трешь глаз - он слезится. Боли не чувствуешь, но и пронзительная звездочка колет глаз. Пошарив взором по побережью, замечаешь отсвечивающий бронзой бугорок - Исаакиевский собор. Не здание, а архитектурный «манифест», которым бунтари-строители оживляют уныло-рабский пейзаж. Стоишь на мосту лейтенанта Шмидта. Небо низкое, давит, прижимая стальные конструкции к невской сморщенной волне. И летом голубой гнет, а зимой - серый. Пробираясь к Академии, всегда задерживаюсь на середине ажурного сооружения. Сам - маленький, но еще живой. Мелкий атом не телом, но мыслью и духом противостоит массе воздуха. На Крестовском острове, за стадионом Кирова, распахивается вид от города в сторону Балтики. Снова сыпали каменную крошку. Еле различимая неровная линия Кронштадта топорщится своей достопримечательностью - Никольским собором. У него крыша цвета серебристого, не сияет ни зимой, ни летом. Далеко в море тучи гуляют по-летнему, клубясь, нависнув над военно-морской базой ровным, под линеечку, темным, почти черным, срезом. Выше - белым-бело. Но вязкая патока холодного светила продавливается в щель между наслоением облаков и неровным льдом. По Неве бродит тупорылый ледокол, пробивает узкий проход. Зачем? Корабли не ходят, и можно бы пробираться с одного берега на другой. Мне страшно. Бредешь между торосами, не заметишь черный провал (а Нева в дельте глубока), ухнешь в ледяную жидкую пасть - поминай, как звали.
У Академии все в закатном золоте. Стоит лохматое, в парике и обширных кружевах, изваяние Доменико Трезини. На входе встречает М., в тяжелых ботинках и длиннополом, крупной вязки, жакете. В кабинете несколько студентов. Брат расхаживает от одного к другому, говорит скупо, отрывисто: «Не так. Куда ж вы линию ведете? Чуть резиночкой подотрите и - заново. Так, а у вас что?»
В высоких окнах розовеет закат. В академическом саду старые липы воздели руки-ветви, будто выпрашивают что-то. Лампы под круглыми абажурами. Их можно опускать и приподнимать. Студенты одеты тепло, вольно: девушки во всем шерстяном, а у одного парня намотан на шею длинный шарф.
Скелет лошади. Сидим с В. под черепом животного, пьем чай с лимоном. Внимательно вглядываюсь в провалы ям, что раньше были глазами. Горит экран компьютера. Деревянная чашка, в ней остро наточенные карандаши. Наконец, М. отпускает последнего - толстенького китайца.
На десятом троллейбусе выезжаем на Невский, а затем на трамвае до Сенной. Несколько лет назад вход в метро рухнул, под обломками ветхого козырька погибли люди. В память о трагедии поставили часовенку. За обновленной станцией - сооружение из стекла, стальных труб. Многоэтажный комплекс забит лавочками. Каждая торговая точка оформлена по-своему. Вызывающе выгибаются сексуально акцентированные манекены: девочки в платьицах, мальчики в тесных пиджачках. Гудит толпа. Движутся эскалаторы. Летают с нулевого этажа (парковка) до пятого (кинозалы) стеклянные лифты. Кабины - как аквариумы. На четвертом этаже визжат малыши: съезжают с пластиковых горок, падают в бассейны, наполненные мягкими шариками, взлетают на батутах. Чуть вбок - царство игровых автоматов. Подростки вцепились в рули автотренажеров, раскачиваются, маневрируя, «уходя» от встречного транспорта. В кинотеатре остро пахнет попкорном и пончиками. Билеты - триста пятьдесят рублей за штуку. М. и В. сидят на лавочке, ждут. Отправляюсь на нулевой этаж, в магазин «Магнит». Пиво. Чипсы. Возвращаясь, задерживаюсь в галерее кривых зеркал. То у меня огромное пузо. А теперь - уродливая голова, с глазами, растекающимися по всему лицу.

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО
ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Депутату Государственного Совета
Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


О рассмотрении обращения

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Минэкономразвития России рассмотрело Ваше обращение, по вопросу предоставления земельных участков иностранным гражданам и в части своей компетенции сообщает.
Collapse )