December 10th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 134

Леонардо отказался от Возрождения как восстания. Было сложно. Работал на намеках, тайных знаках, хитрил, увертывался. И открыл «ворота» дворцового лизоблюдства. Микеланджело наблюдал, как гаснет великий костер, который провоцировал. Великое дело - работа вместе и рядом с творцом. Как же много Богом не завершено, и надо много и тяжело работать, чтобы хоть что-то завершить из задуманного Создателем! Сквозь «щели» незавершенного в жизнь просачивается Ад. Антихрист есть упущенное Богом. Бог дал и ему жизнь. Великий скульптор уразумел страшное: на Творца не надейся. Что сделал, то сделал, и больше на маленькой земле ничего не будет. Вера - попытка «законопатить» оставленные Творцом «дыры». Вера - главный вопрос Возрожденцев. Решали вопрос комплексно (Пико делла Мирандола - девятьсот тезисов, Данте, Мор, Эразм Роттердамский). Микеланджело сотворил прекрасного Давида - символ прекрасного человека, в котором отсутствует дьявольское. Горечь от несовершенства общества проявилась в гробнице Медичи. Скульптуры «Весны», «Зимы», «Лета», «Осени» не бунтуют. Мощные тетки дремлют. Тут бы и соскочить в «красивость». Но последняя работа - как «Реквием» Моцарта. Называется «Победа» (дряхлого старца коленом придавил к земле молодой здоровяк). Итог: после Микеланджело Рим наполнялся игривым изяществом. Красивые (до несерьезности) Челлини, Бондинелли. А во Флоренции Амманати (фонтан «Нептун»), Джамболонья. Колонны Бернини – изощренное барокко. Разве могли появиться Бронзино, Джампетрино, пышнотелый Рубенс без порочной улыбочки Джоконды! А странный Иоанн Креститель того же да Винчи! Скатывание от веры к телу. Великие работали над божьими недоделками. Последователи-декоративщики обратились к телу и его изъянам. Коротконожки и карлики Бронзино. Страдающие от ожирения, сытые, перекормленные персонажи Рубенса. Донателло и Буонаротти освобождали плоть из камня, бронзы, дерева. Эти же (Челлини) занимались готовой человеческой плотью, преувеличивая ее безобразие или великолепие. Как бы хорош ни был Огюст Роден, но и он пальцами «выскребал», запечатлевал в глине из плоти тела, одежды, саму страсть. Тут - не вера, а тяжелая мысль, рвущаяся сквозь сплетение мышц. Оставим в стороне академизм Козловского и Растрелли, Гудона и Щедрина. Живое «колотилось» в скульптурах Бурделя, Родена, Мухиной, Голубкиной. Небольшие фигурки. Немного мрамора. В муниципалитете города Кале долго решали вопрос о многофигурном монументе Родена. А яростные нападки на изваяние Бальзака! Лохматый, пухленький безумец - Бальзак? С ума сошли! Скульптура делалась «на кончиках» пальцев для Пантеона.
Ребятам (как Ван Гогу) не требовалась учеба, система, размеренность. Они - бешеные. Из этой команды странных изобразителей происходил и Трубецкой (линия Леонардо). Систематического художественного образования не имел, а изящную скульптуру «лепил» из воздуха. Возрождение - разделение на поборников цельного и духовного против индивидуального и телесного. Второе взяло верх. Но и оно раздваивалось. В Третьем Рейхе стремились возродить новую линию. Либеральное, левое, индивидуалистическое подобные попытки отрицало. Великая революция назревала в России. Готовился новый краткий конспект Возрождения. Странно - художественный переворот подготавливался такими мастерами, как Трубецкой. Эксперименты творца противоречивы. Скульптор Домогацкий о Трубецком: «Работы Трубецкого - удар по нашему передвижническому прозябанию». Быстро - уже и передвижники прозябали. На смену шли «мирискусники». Среди них отношение к полурусскому-полуамериканцу двояко. Кто-то сказал: работы его вызывают восторг и отрицание. И еще кто-то добавил: идет война (Первая Мировая), бойня, сотни тысяч загибаются, а он, безобразник, лепит дамочек и балерин.
В первом зале полубюст Мещерского. Сухой, надменный старец, в лентах и орденах, с огромными руками и выдающимися бакенбардами. Думал: «Что это?» Осенило: «Спичка, ее пламя, когда она только загорелась». В разные стороны, всплесками, всполохами, мечутся разгорающиеся язычки. Лишь мгновение - пламя закончится, приобретет овальную форму. Идейный разброд: «передвижнический извозчик» замерз, сани и несчастная понурая лошаденка. И - Лев Толстой - бюсты, а также конный портрет. Писатель хорош, огонек мощный. Однако, лошадь - блестящая, породистая - получилась лучше. Покровительница и почитательница Тенишева и девчушка из бедных. Чей он, Трубецкой – певец бедняков или изнеженной интеллигентной публики? Действительно - балерины, танцовщицы. Вот огоньки, которые не погаснут. Дамы в роскошных нарядах. С.Ю. Витте с любимым сеттером и дети двоюродного брата, философа Трубецкого. Толстой писал: «Все позировал Репиным и Трубецким, фотографам и кинематографистам».

Мелочь, но приятно

В Аликово – новоселье. Эльвира Васильевна, наш районный секретарь, обжилась хорошо, аккуратно. Любо-дорого смотреть. Да и на встречу с Тамарой Арсеньевной Манаевой много народу собрала. Манаева – человек искренний, безотказный. Сложно и плодотворно общалась с гражданами почти два часа. Я же в это время забился в уголок и вел тихие беседы. Хорошо устроился!

Деловая переписка

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ЧЕБОКСАРЫ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Администрация города Чебоксары рассмотрела обращение Гаврилова В.М., поступившее в ходе депутатского приема, и по вопросу наведения должного порядка на Мемориальном кладбище по ул. Б. Хмельницкого сообщает следующее.
Collapse )