December 4th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 130

В. продолжал увлеченно обсуждать с попутчицей проблемы легких музыкальных жанров. Мол, их возникновение обусловлено тяготами существования. В глухие века в церквях не было развлекательных песнопений, а частушки, бытовавшие среди безграмотного простонародья, к высокому искусству отнести было нельзя. С восемнадцатого века грамотные композиторы взялись за серьезную обработку так называемого фольклора. Экономика развивалась, становилось больше свободного времени, а развитие технологий, образование поднимало из народа специально обученную музыкальной грамоте прослойку разночинцев. Разве Шопен был из богатых дворян? Или Паганини? Вот вам полонезы и вальсы. У нас - все с опозданием. У Чайковского отец - инженер, высокопоставленный руководитель производства. Отец художника Серова - железнодорожный чиновник, пытавшийся писать музыку. Сочинения Серова старшего оказались не очень удачными. Стесняясь, с трудом, через «кухню» в музыкальный оборот, помыв и причесав народный мотив, упорно тащили напевы и частушки, гопак и плясовые в богатые гостиные и залы дворянских собраний. «Народное» не могло существовать без «антинародного», творимого получившими хорошее образование кухаркиными детьми. Те писали сложно, никто не слушал, а музыкальные интеллектуалы (Шенберги, Мессианы и Бриттены) обижались, все глубже окунались туда, куда и Пендерецкий не смог добраться. Трагическую «трещину» замазывали попсой. Но какое встречаем сопротивление - рок и фолк, джаз и кантри. И там - девяносто девять процентов дерьма и совсем немного классных произведений.
Собеседница В. оказалась поклонницей русского рока, сожалела о безвременной кончине солиста группы «Король и шут», но искренне ненавидела Шнура из группы «Ленинград». В. в их творчестве не силен, хитро съезжал на тему «Кино» и «Алисы».
Электричка прилично разогналась, ее раскачивало, входные двери в вагон то раздвигались, то сдвигались. Казалось, чувствую шершавое трение остывших колес о прихваченные стужей рельсы. Народу немного, в Купчино из того, что было, половина сошла. За два сиденья от нас здоровый мужик в распахнутой куртке, черной шапке, натянутой по самые белесые брови. Лицо свежее, розовое, в ушах наушники. В Шушарах ввалилась необъятных размеров бабушка, в цигейковой шубе, властного вида. Сразу направилась к розовощекому. Потребовала, чтобы тот подвинулся. Парень раздраженно выдернул наушники из ушей, крикнул, перекрывая грохот колес: «Что?» Старуха, зло: «Подвинься, сказала». Медленно растекалось по лицу мужчины изумление: бабке нечего делать, пристает, весь вагон пустой, дальняя родственница, обматерить наглую, послать к черту, или дать сесть. Оба - обширны телами. Решение: сопротивляться. Ответ: «Не дам. Садитесь в любом месте. Вагон пуст». Старуха упорно стоит, ждет, когда молодчик подвинется. Парень не обращает внимания. Упертая пассажирка: «Я жду». Все сидевшие (и В. с девицей) замолкли. Послышались голоса: «Гражданка, чего пристали? Полно свободных мест». Старуха слышит, но внимания не обращает. Неожиданно срывается на визг: «Я - блокадница, страдала, недоедала. А ты, здоровяк, сволочь откормленная, места не даешь».
Появились контролеры. Проверяют билеты: «А, и вы здесь, явились - не запылились, ворюги, все начальство жулики, вы - прихлебаи, рабы», - голосила в шубе. Волосы выбились из-под шапки, глаза закатываются, в уголках губ пена. Контролеры: «Вызывай полицию, пусть забирают на тридцать седьмом километре. Тут припадочная». А розовощекого и нет давно. То ли решил ретироваться, то ли билетов не было.
На тридцать седьмом километре трое крепких постовых чуть не на руках вынесли из вагона изрыгающую ругательства тушу в шубе. В окно отходящего поезда видели санитаров. Маленькие несчастья происходят из-за нелепостей. Исторические катастрофы начинаются из-за них же - больные, глупые люди неадекватно реагируют на внешние раздражители.
Мороз, а идем к Гостиному двору, не садясь в триста восемьдесят второй автобус. Начало пятого, стемнело. Идем до Московской улицы, почти бежим, в итоге согрелись. Вот дом, в котором прожили три лучших года жизни. Поднялся морозный ветер. На елке, что перед Гостиным двором, беспокойно шелестят серебряные ленты. Александровский парк, несмотря на горящие фонари, кажется густым лесом. Идем вдоль ограды, минуем Феодоровский городок с храмом. На белом поле - небольшая, но мощная и тоже белая крепость. Башенка остроконечна, торчит из-за стен, как штык - Ратная палата. Это и есть музей.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Ваше обращение о самовольном подключении предприятием по производству лакокрасочных изделий ООО «НПП «Спектр» к сетям водоснабжения в г. Новочебоксарске, в соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» направлено для рассмотрения по подведомственности в ОМВД России по г. Новочебоксарску, о результатах рассмотрения которого Вы должны быть уведомлены в установленном порядке.

Первый заместитель- прокурора республики
государственный советник юстиции 3 класса А.П. Евграфов