December 3rd, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 129

Кажется, в основе отбеливателя белья хлор. Мороз - отбеливатель. Солнца нет, а глаза режет. Серая громада дома в стиле северного модерна, которым Климов переулок упирается в Фонтанку, высветился, стал похож на седого мамонта. Противоположный берег реки растворился в белом киселе (мороз намешал!). Его почти не видно. Чугунные перила одеты в лохматый иней. Нам - на Витебский вокзал. Так же часто, как с Фабром, встречаются рекламные щиты с дородным лицом Ярослава Сумишевского: «Самый популярный исполнитель русского Интернета», - так рекламируют певца.
Помещение Витебского вокзала сумрачно, таинственно. Чугун перил витиеват, а металлические розетки решетки служат пышными узлами прутьев, изображающих стебли и листья. Поскольку в вокзале пусто, шаги наши гулки и таинственны. Мне до сих пор кажется чудом: пыхтящий паровоз забирается под стеклянную крышу, которой укрыты платформы. Словно холод, все пропитала тайна. Висят поздравления с Днем влюбленных, хотя до него еще не близко. В газетных ларьках, тускло освещенных желтыми светильниками, мерзнут продавцы. Билеты до Пушкина не дороги.
Мелькают платформы. Рядом с нами, на деревянном сиденье, девушка с распущенными волосами. Смартфон. Что-то листает. Пригляделся: снимок - серенький котик. Следом - тощая женщина в махровом халате. Потом стол с бутылками и два осклабившихся молодых человека. Букет тюльпанов. Два выпрыгнувших из лужицы утенка. Маленький мальчик прижимает мячик, милашка. Лебеди. Скопление серых уточек. Заметив меня, приглядывающегося, девчонка демонстративно повернулась к окну. За ним сгущается вечер, распалилась синим луна. Проскочила малопонятная надпись на стене крупноблочной многоэтажки: «Лакотт». Не все зайки возвращаются из леса». Девица - зайка, я - чудище, готовое сожрать длинноухого. Осмелился оторвать человечка от глупостей, заполнивших ее телефон. «Вы видели на Витебском паровоз под стеклянным колпаком?» - загундел в ухо прелестницы. Она неожиданно развернулась в нашу сторону, уставилась огромными глазищами, с вызовом: «Ну и что?» В.: «Да не бойтесь. Это мой отец. Преподаватель университета. Любит молодых спрашивать». - «А я причем? И совсем не боюсь», - пискнула девица.
То, что, молча, не встала, не пересела от соседей, - хорошо. Можно завязать беседу: «Мы едем по самой первой в нашей стране железной дороге. 1837 год. Знаете про это?» Соседка откровенно ответила: «Не знаю, а паровоз старинный, в стеклянной коробке, странный, маленький. Машинисты не в кабине, а на открытой площадке. Управляется все длинными рычагами, а перед круглой частью, что впереди, как челюсть, деревянная вставка. Можно встать, смотреть вперед, на рельсы». - «Точно, - перехватил инициативу В., - только если не дождь и ветер. Мороз, как сегодня. Прицеп с углем - отдельно, видела? Кочегар с лопатой носился, закидывал уголь в кругленькое раскаленное окошко топки. Чтобы разогреться, нужно всегда что-нибудь подкинуть в топку».
Я решил не сдаваться: «Название паровоза - «Проворный». Запомнили? Как у эсминца. Военные русские корабли имели весьма легкомысленные названия: «Быстрый», «Бодрый», «Новик», «Стремительный». А какие у паровозика большие колеса! Те, что толкают его вперед. Металлический бак обит деревянными рейками. Труба высокая, черная, с бронзовыми вставками. Меди много, а вагончики маленькие - красный, синенький. По количеству выпускаемых паровозов наше государство было на первом месте в мире». В.: «На таких паровозах - а дым из трубы валил черный - публика ехала на вокзал в Павловск. Концерты давал, или в здании вокзала, или рядом ним, или прямо в парке, выдающийся композитор Иоганн Штраус младший. Вокзал, если быть точным, - помещение для публичных выступлений. У Штрауса - красавца - в Павловске приключилась страстная любовь. Молодой гений предложил избраннице руку и сердце. Они страстно целовались. Штраус ездил в Питер, сообщил родителям, что хочет жениться на их дочери. Но к музыкантам относились, как к клоунам, даже самым известным. Наступил век буржуазии - деньги, расчет. Молодые люди вынуждены были расстаться». Я подхватил: «Любовь - была, а кино снял Ян Фрид. Там еще Кадочников. Пилецкая играет мать. Смирнитский - возлюбленный. А замечательный актер Меркурьев - Лейсбак, импресарио». - «Никого не знаю», - опять честно призналась девушка. В компьютере наберу, посмотрю». - «Прощание с Петербургом», - уточнил я.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики И.Ю. Молякову

МИНИСТЕРСТВО
СТРОИТЕЛЬСТВА, АРХИТЕКТУРЫ И ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики, рассмотрев Ваше обращение, сообщает следующую информацию.
Collapse )