November 11th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 113

Бегу, более того, боюсь неупорядоченности. Как ребенок, зациклен на доречевых впечатлениях. Твердо знаю (основа здорового восприятия окружающего), что самое важное для существования невозможно вывести из толкования знаков. Но разве современная наука не бесконечно углубляющаяся катастрофически в толкование различных групп фактов. Лет пять-десять назад расшифровали геном и построили модель ДНК. Все, приехали! Загадка жизни ясна. И что же? Оказалось не так. «Прячусь» в остатках классики: ньютоновская картина мира, механика, теория эволюции. И еще: душа смертна, бога не существует. Страхи - детские. Комплекс сопротивления научному знанию силен. Тысячелетиями для человечества-дитяти: земля плоская. Ребенок не умеет говорить, но знает: кубик устойчив. Если я не падаю, значит, основа (земля) - плоская. Бессловесное дитя телеологично: что-то есть, значит, это «что-то» для чего-то нужно (а чуть позже - приспособлено для каких-то целей). Семейный узурпатор (вокруг прыгают с памперсами) - дуалист. Есть тело (жрать охота, и еще всякое разное, с чем без горшка не справиться). Но есть «хотелки» и «гляделки» (прототип представлений по душе). Большинству взрослых близки детские штампы. Рассуждают об эволюции, жоффруизме, ламаркизме и номогенезе - это скучно. «Неприятием науки» пользуется подлое телевидение. Дядьки-ученые, ни в чем не уверенные (теоретики сильно отстают от выскочек-экспериментаторов), не пользуются спросом, рейтинги низкие, «прокладка» между рекламой малодоходна. Лучше уж астрологи, шаманы, пошлые кликуши. Когда толпа «пожирает» отбросы - она не устала. Когда пытаются объяснить, что любовь (ненависть) - не функция «души» (которой не существует), а итог высшей нервной деятельности (мозга и чуть-чуть гипофиза), - вопли: «Идите к черту! Дайте отдохнуть! Мы намучились на работе!» Ни черта, сволочи, не намучились! Ленивые (в смысле построения логических умозаключений) твари!
Негодяи, жирующие в СМИ, используют ситуацию разделения на людей глубоко образованных (их немного) и субъектов невежественных. Любители попкорна и сложные музыкальные и художественные творения несовместимы: «Ой! - визжат простофили, не раз обманутые банковской мафией. - Мы такое не смотрим, не слушаем». Я из этих, якобы жутко усталых. В какой-то момент понял: человечество катится в дикость. Что противопоставить (желание это необъяснимо, ибо бессмысленно, одичаем однозначно)? Долгое время считалось: хаос - будущее человечества. Сколько ни вороши обломки - только хуже получится. Масса убеждена: «Не буди лиха, пока оно тихо». Пусть провалятся в тартарары наука, классическое искусство и интеллигенты в шляпах, стоптанных ботинках и очках на резиночке. Они, черви книжные, нас, работяг и матерей, презирают. Но кто доказал, что при копании в мусоре будет лишь больше мусора? Нет! Тяжело, но нужно копаться в обломках, в пыли, в грязи и дерьме (а иначе зачем нужны анализы на яйца глист?). И родится порядок. Тяжело, но порядка из хаоса образуется ничуть не меньше, чем хаоса. Есть еще энтропия, но, по мне, так могильный покой лучше кровищи и треска костей.
Стою в «филоновском» зале. Шепчутся две пожилые женщины. Одна: «Баратынский не хуже Пушкина. Но, в искаженном виде именно Пушкин был источником свободы. Он, несомненно, русско-африканский империалист, европеец, но азиатский. Чаадаев - тот западный либерал в открытую. Оттого объявлен психом. Сталин постановил: Маяковский - главный среди пролетарских поэтов. Пушкин - основной в русской дореволюционной поэзии. Десятки миллионов экземпляров. Институты работали именно на живого еще Маяковского и покойного уже Пушкина. Поборники вольностей «скрылись» за высокими стенами исследовательских учреждений. Нашли ограниченно-свободное существование. Плата - десятилетия проходят, а Пушкин - наше все. Тоталитаризм наоборот. Удобная позиция для малограмотных. А по мне - Грибоедов лучше. И тот же Баратынский».