November 9th, 2019

Цирк

Малопонятна жизнь моя, и мне же
Советуют осмыслить на манеже
Мой красный нос и мой парик
Под гнусный смех и дикий крик.

Нет сил и воли - подчиняюсь:
Валюсь в опилки, громко каюсь,
Качусь по кругу, словно тюк,
Ни ног не чувствую, ни рук.

Украдкой смахиваю слезы,
А в пальцах - свежие занозы.

Смешон же я - небрит, в хламиде:
Ведь цирк наш беден, в жалком виде.
Смешу за гроши нищету,
Что тут смешного - не пойму.

Разбито тело, без понятья
Костьми махаю, всюду братья,
Живут без мыслей, животом:
Набить утробу на потом.

Что им, что мне - все жизнь кривая.
На пыльной тряпке, умирая,
С следами старых лошадей,
Сказать мне некому: «Налей!»

О, счастье - девка из амбара,
Развратен смех ее и яро
Слова швыряет, как зерно,
Гнильцой подернуто оно.

И вот, сквозь запах влажной прели,
Услышал перезвон капели:
Пошла прозрачная вода,
Шалман наш сгинул навсегда.

Ряды притихли - не до смеха.
Шатер заполнен, в нем потеха
Веселой смертью отдает,
Нелепый клоун не встает.

Манеж округл, как блин Вселенной.
Не встану, черти, незабвенный,
Шутом останусь, так и быть,
Ведь всем нам скоро уходить.