October 26th, 2019

Силач

Пиит сочиняет: вот дождь, вот окно.
Под вечер писанья под злое вино,
Испив его, молвит: «Могила».
Рыдает неискренне сам для себя,
Всех прочих с нещадною злобой коря,
Страдальцу жалеть себя мило.

Так что же несчастному душу гнетет?
Неужто никто его не позовет?
Лишен и вниманья, и ласки.
Она, и не первая, рядом лежит,
От стонов сожителя мелко дрожит,
Кривые страшат его маски.

Он словно явился в одеждах врага,
Сошлись в его белых глазах берега,
Реки с молоком ее счастье.
Он явно доволен испугом -
Теперь не любимым, не другом
Льет в душу отраву ненастья.

Придуман им ливень - вот в окна стучит,
Стальною иглою по жести строчит.
Плаксив, но велик телесами.
Собою красуется, словно Нарцисс,
Всех прочих швыряет безжалостно вниз,
Командует здесь небесами.

Как злой чародей, всем он проклятый враг,
Склоняет коварно свой бархатный стяг,
Ее и других усыпляя.
Он, рифмами воя, загонит в полон,
Пропев с преисподней куплет в унисон,
Шипит, будто аспид: «Родная!»