October 3rd, 2019

Питер. 28 декабря - 7 января 2017. 86

Иллюстрации графа Ланского к Библии - праздник. Книга средних размеров, плотные желтые страницы украшены в авангардном стиле. Веселая «возня» двух начал - черные буквы, цветные прямоугольники, полусферы, квадраты. Черный текст «расшатывает» его изобразительную составляющую. Но, цвет-то тоже в бою: не сдается, ввинчивает длинные «шурупы» въедливых предложений. А еще - Велимир Хлебников. Андрей Михайлович на стороне рисунка и, вместе с цветным воинством, стремится одолеть раскаленные угольки слов-смыслов. Голыми красками не взять. Нашел Хлебникова, поэта, расшатывающего устоявшиеся смыслы изнутри. Не бессмысленное шипение и вопли. Изверг Велимир, тщедушный палач, тянет из слов иные смыслы, звучание. Тут из засады, с красочным войском, вылетает Ланской. Ощущаю отступление трезвого слова. Хлебников, проиллюстрированный бывшим белогвардейцем, - безумие, первозданный хаос, вот только нет Творца с шестью днями творения (на судный день Яхве отдыхал), чтобы привести схватку цвета и смысла хоть к какому-то соответствию. Это лишь начало новогоднего вечера.
Тридцать минут до закрытия. Нервно «вибрируют» смотрители. Пробираюсь в сказку. Чудесной зимой Эрмитаж, помимо Яна Фабра, Башмачникова, Ланского, японцев, обрушил на мою голову кудесника Мариано Фортуни-и-Мадрасо. «Лечу» к залам с работами испанского художника-универсала, отмечаю новые картины, появившиеся в залах импрессионистов. Шарль Герен: «Музыкант», «Ожидание», «Дама с розой», «Терраса», «Обнаженная». Шарль Котте: «Вид Венеции с моря», «Марина с видом Венеции вдали». Феликс Валлоттон: «Пейзаж». Арк-ла-Батай: «Женщина в черной шляпе». На подходе к экспозиции Фортуни из женского туалета выскочила крохотная китаянка в синем брючном костюме полувоенного образца. На выходе задержалась, и закрывающаяся дверь, с цилиндром-помпой вместо пружины, подтолкнула женщину под тощий зад. Узкоглазая коротышка вылетела на меня. Еле увернулся, и дитя Поднебесной едва удержалось на ногах. Лицо ее некрасиво. Похожа на Набиуллину, только страшнее. Недобрый знак. А тут еще мысли об экспериментаторе Хлебникове. Новогоднее благодушие «пошатнулось». Оглянулся, а китаянки след простыл. Подумал: «Дверью впихнуло девушку с Востока обратно в клозет».
Ускорил шаги. Портрет Фортуни. Голова в крупных кудрях, седых в старости. Яростный взгляд. Больдини - Серов. Фортуни - Макс Волошин и еще Леон Бакст. Волошин пешком прошел всю Италию. Очевидно, на глаза попадались иллюстрации работ Фортуни (к тому же, прекрасного фотографа). Схожесть лиц. Оба - серьезные мужики с руками, растущими из правильных мест. Прикладники, не чистые художники. С Леоном Бакстом, полагаю, встречались лично. Страсть к украшению тканей и самостоятельному созданию одежды, одеял, ковров, подушек, фесок, пальто, шалей. Волошин строил дом на берегу моря, и Фортуни устраивал свое палаццо в Венеции, как ему хотелось. Склонность к коммерции. Бакст занимался ею открыто, а испанец заявлял, что создает одежду для коллекций, не на продажу. Он, якобы, всего лишь инженер, создававший чертежи ткацких станков. Однако, имел представительство в Нью-Йорке, Болонье, Милане. Платья испанца - бесценны. Знаменитый стиль «Делфос». Чудо из плиссированного шелка мечтает иметь каждый музей. Раньше видел «делфосы» художника на фотографиях в альбомах. Восторгался. И вот они передо мной. Европейские женщины, с появлением этой одежды, избавились от жестких корсетов. Словно длинный бокал для шампанского, на тонкой ножке. Шелк распускается внизу, как созревший цветок. А «кносский шарф»! А рукава на платьях, похожие на крылья летучей мыши! Фортуни шутил: «Я ничего не показываю и ничего не скрываю». Под этими словами мог бы подписаться и великий Больдини.

Мелочь, но неприятно

На дальней станции сойду, трава по пояс. С Петром Мокеевым нам нехорошо. Две трубы с «Химпрома» и с «ТЭЦ-3». Водичка из них течет пахучая, через сто метров впадает в Цивиль. Петр говорит про то, что впадает: «Народ этот поток прозвал Теплой речкой. Знающие рыбаки рыбу, пойманную ниже этого сброса, не едят. Зато ее охотно покупают в Чебоксарах и Новочебоксарске». Кушайте на здоровье, дорогие жители Чувашии!